Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Панихида и после панихиды по Колчаку. Офицерское собрание.

08.02.2020 г. в Храме "Всех Святых" в Москве у метро "Сокол" по инициативе чинов Русской армии Добровольческого корпуса им. Вадима фон Каульбарса состоялась панизида по Верховному правителю России адмиралу Колчака Александру Васильевичу.

По просьбе господ офицеров штабс-капитан Русской армии поэтесса Лариса Юрьва читает свою поэму об Колчаке.

Мурз - записки очевидца: "Как брали Дебальцево. Окончание."

Оригинал взят у kenigtiger в Как брали Дебальцево. Окончание.
Начало тут.


Артиллерия.

Артиллерии было много, артиллерия была везде, кое-где на улицах в "час пик" наступления были даже пробки, состоящие целиком из "Градов". Однако гордящийся "лунным ландшафтом вокруг Дебальцево" Шурыгин одной прекрасной фразой палит то, какова была польза от этих "ландшафтов":

Апофеозом войны для меня стала поддержка атаки штурмовой группы ополчения полным дивизионом РСЗО "Град"…

Все вояклы уже поняли, в чём дело. Если "штурмовую группу" надо поддерживать "полным дивизионом "Градов"", а это примерно полтора десятка машин, - это значит, что нормальной корректировки и работы ствольной арты на этом участке нет и не будет, на эту дисциплину забили. То, что хорошие укрепления "Градами" не берутся, сколько бы их ни было, - похер. "Вас же целый дивизион "Градов" поддерживает! Хули вы ниасилили!?"

Collapse )



Агенты и агентессы. Мигрант с Украины Антон Мухачев "Флай": жертва "кровавой гэбни" или провокатор?


Бывший лидер СБ профессор Петр Хомяков, бежавший в 2009 г. на Украину из РФ (из-под следствия), опубликовал весьма необычный материал: "Агенты и агентессы". Воспроизводим его без комментариев в сокращенном виде:

"...Материалы... написаны не мной. ...Они довольно враждебны по отношению ко мне... Почему же я хочу их опубликовать? ...Они достаточно интересны и ...являются убедительным предупреждением всем другим деятелям Сопротивления о провокаторской деятельности Миронова-Сокола. Публикацией этих материалов я хочу показать, что критика в мой адрес, ...недостаточно корректные намеки не могут быть для меня основанием для отказа от публикации в целом интересной и оригинальной информации.
...В соответствии с "Меморандумом 17 апреля" в условиях недостатка времени... я принципиально не веду... дискуссий. Поэтому если какие-то аспекты неясны или требуют развития, то я готов объяснять и пояснять. Если накопится много вопросов на схожую тематику, могу написать заметку на эту тему. Но отвечать на все вопросы поодиночке - увольте. Также если в вопросах будут содержаться скрытые позывы к спору, я буду такие вопросы... игнорировать. Сейчас не до споров. В течении 3, максимум 5 ближайших месяцев "что-то" начнется. И нам надо успеть "сверить часы" и договориться слишком о многом, чтобы мы позволяли себе предаваться "старинной русской забаве" - интеллектуальному онанизму бесплотных споров.
...Представляю вашему вниманию... отнюдь не дружественную мне статью, написанную, насколько я могу судить, членами ДПНИ: "Антон Мухачев (Флай): жертва "кровавой гэбни" или слитый провокатор?". Я надеюсь, думающие люди смогут отделить в ней зерна от плевел".

Collapse )

7-я часть. Генерал Власов - агент Стратегической разведки Кремля в lll Рейхе.

6-я часть в предыдущей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21851.html 6-я ч.


Андрею Власову, при прямом участии Штрик-Штрикфельда, удалось вытащить из лагерей для военнопленных и зачислить на работу в свой «РУССКИЙ ШТАБ» в Берлине генералов Малышкина и Благовещенского.

 

По свидетельству Штрик-Штрикфельда – Малышкин и Благовещенский «пошли на сторудничество с Власовым, когда он заверил их, что не получает от немцев никаких субсидий».

Причем Малышкин сказал, что «ему стало стыдно перед Власовым»,  «ибо – что до сих пор сделали они все, генералы и офицеры, для своих людей в плену?»

 

Василий Федорович Малышкин до войны служил в штабе Дальневосточной армии. По «легенде» во время чистки в 1937 году он был арестован и подвергся пыткам. В начале войны, летом 1941 года, Малышкин был освобожден из тюрьмы и отправлен на фронт, где попал в плен.

 

По словам Штрик-Штрикфельда, – генерал Малышкин «в конце 1942 года, просидев почти девять месяцев в плену,  …испытал на себе жестокое обращение, перенес… дизентерию и тиф». Причем –  это был очень «тонкий и весьма одаренный человек в области искусства, он часто по просьбе товарищей декламировал стихи русских классиков, а особенно охотно и хорошо он читал стихи Есенина».     

 

Малышкин был доставлен в «Русский Штаб» Власова из лагеря Вульхайде под Берлином лично Штрик-Штрикфельдом, который категорически отказался от конвоя. В его глазах «русский генерал был уже нашим союзником» и он подумал, что «вряд ли Малышкин под конвоем почувствовал бы себя союзником».  

 

О принадлежности Малышкина к советской разведке неопровержимо свидетельствует эпизод, который описан в книге «Против Сталина и Гитлера»:

«НА ВОКЗАЛЕ Фридрихштрассе МАЛЫШКИН, одетый в гражданский костюм и не имевший никаких документов, ВДРУГ ИСЧЕЗ ИЗ МОИХ ГЛАЗ В ЛЮДСКОЙ ТОЛЧЕЕ, – я просто потерял его из вида. В панике я бегал взад и вперед по лабиринту незнакомого мне вокзала  Нет Малышкина! Наконец я вспомнил старое правило, что нужно вернуться на то место, где видел человека в последний раз. Там он и стоялна платформе прибывающих поездов! Он сказал мне, УЛЫБАЯСЬ:

– Старое правило, также и у блатных.

От Власова он слышал только, что попадет в особый лагерь ОКВ, но местонахождение его не знал; поэтому он решил, подождав некоторое время, добираться, расспрашивая встречных, в Военное министерство на Алексндерплац.

– Почему именно на Александерплац? – спросил я.

– Мы еще в школе учили, что в Берлине есть Александерплац, в честь Александра I, освободившего немцев от Наполенона, – сказал Малышкин.

 

Совершенно ясно, что Малышкин своим объяснением «пудрит мозги» Штрик-Штрикфельду.

Анализируя это «странное исчезновение», любой (даже самый тупоголовый) сотрудник спецслужб обязательно должен сделать следующий логический вывод. Малышкин (по заданию генерала Власова) ухитрился встретиться с Советским агентом, поджидавшим его в условленном месте. При этом он поредал им сведения о «Русском Штабе» при ОКВ/ВПр на Викториаштрассе и получил соответствующие инструкции для себя и Власова.

 

Но Штрик-Штрикфельд не доложил своему начальству о «подозрительном исчезновении» Малышкина на вокзале, а затем о его таком же странном появлении. Хотя по инструкции он был обязан это сделать, а также должен был, по прибытии на место, сразу же обыскать Малышкина.

 

В своей книге Штрик-Штрикфельд особо отмечает следующий факт: «Выдающийся личностью былпримкнувший к маленькой группе «конспираторов» на Викториаштрассе генерал Георгий Николаевич Жиленков», сыгравший «решающую роль в Русском Освободительном Движении».

 

Жиленков был из беспризорников периода Гражданской войны. По словам Штрик-Штрикфельда – «благодаря врожденному уму и выносливости», Жиленков «выбрался из болота полного социального разложения», «быстро сделал карьеру и стал комиссаром в Главном политическом управлении Красной армии».

 

По «легенде», озвученной Штрик-Штрикфельдом,  в начале войны Жиленков «был назначен комиссаром одной из армий, а когда был убит командующий армией, сам принял командование».

«Армия была разбита, Жиленков скрылся в массе бежавших красноармейцев, по «попал» в плен. Потом он вызвался добровольно работать шофером и перевозил боеприпасы и продовольствие в районе между Минском и Смоленском и тем самым спасся от расстрелов по «комиссарскому приказу» Гитлера или от голодной смерти в лагерях».

 

Далее Жиленков начинает делать то, ради чего и был послан Советской разведкой к немцам. Это ясно видно из фактов, описанных в книге «Против Сталина и Гитлера».

 

В группе армий «Центр» русский белоэмигрант полковник Кромиади сформировал из русских добровольцев и военнопленных РККА крупную воинскую часть, носившую название «Русской национальной народной армии» (РННА).

Эта русская воинская часть под командованием Кромиади К.Г. была создана при содействии высокопоставленных германских офицеров Хеннинга фон Трескова и Рудольфа фон Герсдорфа. Оба они ярые противники гитлеровской «Восточной политики» и (в будущем) организаторы двух неудавшихся покушений на Фюрера.

Первое – произошло 13 марта 1943 года, когда фон Тресковым была заложена бомба в самолет Гитлера, которая не взорвалась.

Второе – 21 марта 1943 года, когда фон Герсдорф планировал взорвать себя вместе с Гитлером на выставке трофейной советской техники в Берлине. Но Гитлер преждевременно покинул выставку и фон Герсдорф едва успел деактивировать детонатор.

 

На основе РННА Тресков и Герсдорф решили создать «Русскую бригаду». Тут с ними в прямой контакт вступает Жиленков, открывший им свое «комиссарское прошлое».

Хеннинг фон Тресков передает Жиленкову и Боярскому командование Русским соединением, создаваемом на основе РННА.

Кромиади сдает командование своим соединением Жиленкову.

Но фельдмаршал фон Клюге запретил (на основании приказа Гитлера) формирование «Русской бригады» и приказал распылить ее на отдельные батальоны, распределив их по немецким полкам.

После этого ЖИЛЕНКОВ И БОЯРСКИЙ ЗАЯВИЛИ, ЧТО НЕ БЫЛИ И НЕ БУДУТ НЕМЕЦКИМИ НАЕМНИКАМИ.

Фельдмаршал фон Клюге, посчитав это бунтом, приказал их арестовать и судить, как мятежников.

Обоих спасли от осуждения и смерти фон Тресков и фон Герсдорф, которые отправили Жиленкова и Боярского из группы армий «Центр» в ОКХ – под защиту Гелена и Ренне.

Именно фон Ренне (по ходатайству Штрик-Штрикфельда) позволил Власову забрать Жиленкова и Боярского в свой «Русский Штаб» в Берлине.

 

К сожалению, в 1942 году Советской разведке не удалось перехватить (при помощи Жиленкова и Боярского) руководство «Русской бригадой» на Центральном участке Восточного фронта.

А жаль! Иначе «Русская бригада» начала бы «безобразничать» и сокрушать хлипкие немецкие тылы (под командованием агента Советской разведки Жиленкова) еще в 1942 году.

 

В 1943 году аналогичная (но уже успешная) операция была проведена с так называемой «1-й Русской национальной бригадой» СД «Дружина», дислоцирующейся под Псковым. «Дружиной» командовал оберштурмбанфюрер СС Владимир Гиль-Родионов.

В августе 1943 года 3-тысячная «Дружина» во главе с Гиль-Родионовым, перебив весь немецкий персонал, перешла на сторону партизан. Причем события эти начались вскоре после того, как в «Дружине» побывалЖиленков. Об этом мы еще расскажем подробно.

 

В своем ближнем окружении Власов собрал людей весьма неординарных. Кроме тех, о которых мы рассказали, вот например:


Полковник В.Г. Азберг, обучавшийся в 1926-27 гг. на Академических курсах старшего и высшего комсостава РККА по разведывательной службе.


Генерал-майор И.А. Благовещенский – в РККА с 1918 г., в партии с 1921-го. Окончил в 1934 г. вечернее отделение Военной академии им. Фрунзе. 


Полковник С.К. Буняченко – в РККА с 1918-го, в партии – с 1919-го. Окончил Военную академию им. Фрунзе в 1935 г. 


Генерал-майор Д.Е. Закутный – в РККА с 1918 г. Окончил в 1924 г. курсы усовершенствования при Разведывательном управлении РККА, военную академию им. Фрунзе в 1931 г. и Военную академию Генерального штаба в 1938 г.


Полковник М.А. Меандров - в РККА с 1918 г., преподаватель тактики в Кремлевской школе ВЦИКа в 1921-24 гг., начальник учебной части пехотного и пулеметного отделов этой школы в 1924-30 гг.

Полковник В.И. Мальцев - в РККА с 1918 г. Окончил Егорьевскую школу военных летчиков в 1919 г. Впоследствии один из инструкторов летчика Чкалова. По заданию советской разведки в ноябре 1941 г., после занятия Ялты немецкими войсками, явился в форме полковника ВВС Красной армии в немецкую комендатуру и заявил о стремлении бороться с большевиками.


Генерал-майор Ф.И. Трухин – в РККА с 1918 г. Преподаватель Военной академии им. Фрунзе в 1932-34 гг., а после начальник кафедры методики боевой подготовки в этой же академии в 19134-36 гг. Старший руководитель курса Военной академии Генерального штаба в 1937-39 гг. Затем старший преподаватель кафедры оперативного искусства в этой же академии в 1939-40 гг.

А вот комбриг РККА Богданов Михаил Васильевич. Личность крайне загадочная до предела.

О нем практически мало что известно. Есть лишь ряд противоречивых версий. Вот одна из них. К 22 июня 1941 года Богданов занимал пост начальника артиллерии 8-го стр. корпуса. 10 августа 1941 года при выходе из Уманского котла попал в плен. Содержался в лагерях военнопленных в Звенигордке, Белой Церкви, Холме, Замостье. 6-го апреля 1942 года был этапирован  в Офлаг XIII-Д в Хаммельбурге.

С 18 ноября 1942 года – на службе в германской военно-строительной организации ТОДТ. А в декабре 1942 года стал начальником учебной части «Высшей русско-немецкой школы специалистов» под Борисовым, готовившей квалифицированных сотрудников Службы тыла Вермахта.

По некоторым данным Богданов, как минимум, с 1942 года был связан с НКВД, по заданию которой создавал разветвленную агентурную сеть в тыловых структурах Вермахта, используя свое положение «начальника учебной части». Летом 1943 года Богданов принял должность заместителя начальника Управления «Волга» ТОДТ.

В июле 1943 года в поселке Ново-Борисов с Богдановым встретились агенты НКВД. Чекисты дали Богданову задание установить контакты с Власовым и его ближайшим окружением. После этого Богданов должен был организовать имитацию подготовки заговора и покушения на Власова со стороны НКВД. Цель операции – рассеять подозрения нацистских спецслужб о «двойной игре» Власова. Богданов знал Власова по совместной службе еще с 1920-х годов. Тогда их отношения носили дружеский характер.

На самом деле организовать акцию по ликвидации Власова было не так уж и трудно.

В 1943-44 годах никакой серьезной охраны Власов и его окружение в Берлине не имели. Жили они и питались достаточно скромно.

Выполняя задание, Богданов в октябре 1943 года примыкает к РОА, где был зачислен в офицерский резерв Дабендорфской школы «пропагандистов» РОА. С декабря 1943 года – в составе инспекторской группы А.И. Благовещенского по проверке лагерей военнопленных. На Богданова (по его словам) якобы произвела впечатление «антисталинская» пропаганда власовцев. После этого Богданов «признался», что в конце декабря 1943 года получил через агентов НКВД смертельный яд для того, чтобы «отравить» Власова. В случае неудачи с ядом агенты НКВД якобы пообещали Богданову передать мощные мины для ликвидации всей верхушки РОА. Была намеренно допущена утечка и эта информация стала известна немцам. Но Власов и его соратники не дали арестовать Богданова.
В ноябре 1944 года Богданов был произведен в чин генерал-майора РОА и принял должность начальника артиллерийского отдела штаба ВС КОНР.

По одним данным с апреля 1945 года Богданов находился в составе Южной группы ВС КОНР. По другим – в мае 1945 года Богданов связался с «чешскими партизанами», через которых информировал Советское командование (в точнее Советскую разведку) о передвижении частей РОА, когда те шли на помощь восставшей Праге. А от «партизан» прямиком попал в тюрьму на Лубянке.

Известно, что 13 мая 1945 года Богданов добровольно пришел к представителям СМЕРШа и НКВД, а те отправили его в Москву на Лубянку.

Вот только всю власовскую верхушку ликвидировали в 1946 году (повесили после разыгранного судебного фарса), как опасных и ненужных свидетелей, а Богданова держали под стражей еще три года! Высшее руководство СССР и МГБ (по каким-то крайне серьезным причинам) никак не могло определиться, что с ним делать и как поступить. Расстреляли Богданова только 19 апреля 1950-го.


А вот еще Бессонов Иван Георгиевич – единственный генерал НКВД, работающий в структурах III Рейха. О нем вообще почти ничего неизвестно. В плен попал в августе 1941 года в селе Раги Гомельской области. Содержался в Офлаге XIII-Д в Хаммельбурге. С лета 1942 года приступил к созданию Политического Центра по борьбе с большевизмом. Предложил немцам «план» массовой заброски диверсионных групп в районы расположения исправительно-трудовых лагерей НКВД на северо-востоке СССР, с целью организации повстанческой деятельности. Германские спецслужбы с радостью ухаватились за эту идею. Но НКВД было заранее извещено агентами Бессонова о местах десантирования. Все диверсионно-подрывные группы, сброшенные в районы указанные Бессоновым, были с распростертыми объятиями «приняты» спецгруппами НКВД и нейтрализованы. Железное правило разведки: ХОЧЕШЬ СОРВАТЬ ПЛАНЫ ВРАГА ВОЗГЛАВЬ ИХ РЕАЛИЗАЦИЮ!

С Власовым Бессонов не встречался, но контакты с его окружением поддерживал. В мае 1943 года СД арестовало Бессонова. Он был этапирован в Заксенхаузен. В апреле 1945 года Бессонов был вывезен с группой заключенных в Южный Тироль. Интересно, что там Бессонова держали вместе с участниками антигитлеровского заговора 20 июля – офицерами Вермахта. Далее – опять загадка. В апреле 1945 года какие-то «немецкие солдаты» разоружили эсесовцев и освободили арестованных.

Вот так проходили «немецкие солдаты» мимо немецкой тюрьмы для особо опасных государственных преступников и по какому-то неисповедимому движению души взяли да и освободили из гестаповских лап бедных узников. Более насущных дел не было у драпавших в беспорядке немецких солдат. Откуда они вообще знали, кто «в теремочке» под замком сидит? Темная история.

И ведь этим не ограничивается. В начале мая 1945 года Бессонов пришел к американцам и потребовал, чтобы его передали в советскую зону. А дальше та же история, что и с Богдановым. Расстреляли Бессонова только в апреле 1950-го.


Все это никак не укладывается в примитивный миф Брежневско-Путинско-Медведевско-Сурковского агитпропа о «кучке изменников Родины, мелких трусов, предателей и отщепенцев».    

 

Из всего вышеизложенного совершенно ясным становится следующий неопровержимый факт!

Первый круг «помощников» генерала Власова по работе в Берлине составили те высокопоставленные командиры РККА и партийные функционеры ВКП(б), которые были связаны со структурами Советской разведки.

К Власову в Берлин «приходили» прежде всего те генералы и полковники, которые обязаны были прийти и работать с ним по долгу службы, как секретные сотрудники НКВД и Разведывательного Управления Генштаба РККА (РАЗВЕДУПР).

Пусть вас не смущают их высокие официальные армейские и комиссарские звания в РККА, а также партийные должности в ВКП(б).

 

В советской разведке есть термин работать «ПОД ПРИКРЫТИЕМ» или, как шутили некоторые разведчики, «под перекрытием».

В качестве «прикрытия» НКВД и РАЗВЕДУПР для своих секретных сотрудников использовали высокие ответственные должности в РККА или ВКП(б).

Изрядные табуны секретных сотрудников работали под маской высшего командного состава РККА и функционеров структур ВКП(б), числясь при этом официально на армейской и партийной работе.

Целый пласт сотрудников Советских разведслужб работал и на мирных невоенных должностях в комсомоле, профсоюзах, народном хозяйстве.

Это, естественно, держалось в глубочайшей тайне, так как секретные сотрудники давали строжайшую подписку «о неразглашении государственной тайны».

Разглашение обычно каралось огромными сроками в ГУЛАГе либо расстрелом. При этом могли пострадать и семьи секретных сотрудников.

Поэтому, никто из товарищей по Партии и сослуживцев в РККА обычно не догадывался об истинной ведомственной принадлежности секретных сотрудников НКВД и РАЗВЕДУПРА.

В мирное время эти секретные сотрудники периодически направлялись «в служебные командировки», во время которых проходили специальную подготовку на базах НКВД и РАЗВЕДУПРА. В ходе этих «командировок» они обучались тайному искусству проведения диверсионных операций, создания и руководства партизанскими отрядами и подпольными группами, методикам разведывательной деятельности, в том числе проникновению и внедрению на высокие должности во фронтовые и тыловые структуры вероятного противника.

 

В случае войны – эти секретные сотрудники, работающие «под прикрытием» в структурах РККА, ВКП(б) и ВЛКСМ, а также в Народном хозяйстве, тайно мобилизовывались соответствующими службами НКВД или РАЗВЕДУПРА для выполнения особых заданий Партии и Правительства на фронте и в тылу врага.

 

Фактически в канун Великой Отечественной Войны Бериевской Стратегической разведкой, НКВД и РАЗВЕДУПРОМ была создана настоящая «ПОДПОЛЬНАЯ АРМИЯ», насчитывающая десятки тысяч специалистов «тайной войны» разного профиля.

После 22 июня 1941 года бойцы и командиры этой «Второй» подпольной армии вышли на поверхность.

Это были истинные академики, полководцы, теоретики и практики нелегальной войны, сохраненные Бериевской стратегической разведкой от ликвидации во время сталинских массовых репрессий.

 

На это же указывал в своих закрытых лекциях и выступлениях перед сотрудниками ФСБ, СВР и ГРУ знаменитый советский супердиверсант Илья Григорьевич Старинов, который сам участвовал в разработке подобных проектов массового внедрения. По его словам в самые верха III Рейха была внедрена такая агентура влияния Кремля, разоблачение которой  было в принципе невозможно органами Гестапо, СС и СД, при проведении ими обычных контрразведывательных мероприятий.

 

Эту систему разработал в 1918-20 годах бывший генерал Русской Императорской Армии Владислав Наполеонович Клембовский, принятый на службу в РККА.

Из под пера генерала от инфантерии Клембовского, являвшегося секретным сотрудником Разведуправления Русского Генштаба, еще в 1911 году в Санкт-Питербурге вышла уникальнейшая книга «Тайны разведки. Военное шпионство».

В 1918-20 годах Клембовский В.Н. занимал должности Председателя Военно-исторической комиссии по изучению опыта Мировой войны и члена Особого совещания при Главкоме РККА.

В 1919 году, когда Советкая власть держалась буквально на волоске, увидело свет новое гениальнейшее произведение Клембовского «ПАРТИЗАНСКИЕ ДЕЙСТВИЯ».

В качестве учебного пособия эта работа Клембовского превратилась в настольную книгу многих сотрудников Советских спецслужб, командного состава РККА и партийного актива ВКП(б).

В 1921 году Клембовский был арестован по ложному обвинению в «пособничестве полякам» и умер в Бутырской тюрьме после 14-дневной голодовки.


Одним из главных последователей идей Клембовского был Смирнов Иван Никитич – российский революционер и советский политический деятель. В 1918-20 годах Смирнов в качестве члена Сибирского бюро ЦК РКП(б) руководил всем советским подпольем Урала и Сибири.

Сумел в кратчайшее время дезорганизовать, парализовать и развалить тылы Белых Сибирских армии. Для этого он использовал (одновременно) комбинированные методы по внедрению советской агентуры в военные и гражданские учреждения адмирала Колчака, диверсионно-террористические акции городских подпольных групп и массовые партизанские действия в Сибири. Именно советского подпольщика и разведчика Смирнова можно считать истинным организатором разгрома и победителем адмирала Колчака.

В 1936 году Смирнов И.Н. был арестован, обвинен в диверсионно-террористической и троцкистской деятельности. 24 августа того же года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорен к высшей мере и на следующий день расстрелян.

 

8-я часть - продолжение - в следующей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/22478.html 8-я ч.
 

6-я часть. Генерал Власов - агент Стратегической разведки Кремля в lll Рейхе.

5-я часть  в предыдущей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21573.html 5-я ч.



ПУТЬ В БЕРЛИН.


Власову было необходимо любой ценой попасть в Берлин, чтобы выполнить задание.

 

По словам Штрик-Штрикфельда «Ренне мобилизовал Министерство иностранных дел» и в начале августа 1942 года в Виннице «появился бывший советник германского посольства в Москве Густав Хильгер».

Штрик-Штрикфельд был знаком с Хильгером с 1920 года, когда тот «руководил репатриацией из России немецких военнопленных», а Штрикфельд «работал в Международном Красном Кресте».

 

Хильгер был первым представителем высших эшелонов III Рейха, установившим контакт с генералом Власовым.

Густав Хильгер весьма загадочная и примечательная личность.

Достоверно известно, что он принимал активное участие в деятельности  антигитлеровской организации «Черная капелла».

Именно Хильгер был советником и единомышленником графа фон Шуленбурга – посла Германии в СССР в 1939-41 годах и активного участника «Черной капеллы». 

По свидетельству Анастаса Микояна, на одном из последних заседаний Политбюро ЦК перед 22 июня 1941 г., Сталин сообщил о том, что полпред Владимир Деканозов (человек Берия), находящийся в эти дни в Москве, встречался с германским послом графом Вернером фон Шуленбургом и его помощником Густавом Хильгером.

Необходимо особо указать, что Хильгер был «русским немцем» и в годы Гражданской войны воевал в Белой армии.

Шуленбург и Хильгер приняли мужественное решение предупредить руководство Кремля о готовящемся нападении Гитлера на СССР.

Для этого посол пригласил Деканозова «на завтрак» в свою загородную резиденцию.

Владимир Деканозов был поражен откровенностью посла. Но он побоялся отвечать ему такой же откровенностью. Поэтому, поведение и ответы Деканозова показались Шуленбургу и Хильгеру «удручающей тупостью».

 

В своей книге «Против Сталина и Гитлера» Штрик-Штрикфельд свидетельствует следующее:

«Взгляды Хильгера совпали и с «нашими» (причем под «мы» я здесь подразумеваю не только Гелена и Ренне с «клубом», но также и наших «союзников» в ОКХ), и со взглядами Власова. К сожалению, мы в ОКХ не знали, что и Густав Хильгер… располагавший колоссальным опытом, накопленным им за два десятка лет работы в России, не встретил никакого понимания у нацистских вождей.

По предложению Отдела пропаганды ОКВ, старший лейтенант Дюрксен (один из сотрудников Гроте) был командирован в ОКХ. Дюрксен родился в России… любил Россию, что я был рад узнать.

Он получил задание уговорить Власова подписать листовку, которую Гроте предполагал разбросать за линией фронта. Если бы эта листовка увеличила число перебежчиков, это было бы доказательством, что ОКХ и Отдел пропаганды ОКВ находятся на верном пути.

…Дюрксен ИЗЪЯВИЛ ГОТОВНОСТЬ ВЗЯТЬ ВЛАСОВА В БЕРЛИН И ПОМЕСТИТЬ ЕГО В НЕБОЛЬШОМ «ШТАБЕ», СОЗДАННОМ ИЗ ВОЕННОПЛЕННЫХ… в качестве СОВЕТНИКОВ ОКВ.

Тогда можно было бы снова заняться Власовым: ПУТЬ ДЛЯ НЕГО БУДЕТ РАСЧИЩЕН.

Ренне сказал мне, что следующим шагом вперед было ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЗ ПЛЕНА РУССКИХ СОТРУДНИКОВ ЭТОГО «БЕРЛИНСКОГО ШТАБА»…

На этот счет он хотел сразу же ДОГОВОРИТЬСЯ с генерал-майором Штифом и полковником фон ШТАУФФЕНБЕРГОМ. Мне разрешалось информировать об этом Власова.

Ренне сразу понял: ВЛАСОВ ХОТЕЛ ОРГАНИЗОВАТЬ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ – не более, но и не менее.

Ренне упрашивал все же помочь ему. Этот явный успех в глазах высшего командования был бы очевиден из роста числа перебежчиков после власовского призыва к красноармейцам.

– Они БУДУТ ПЕРЕХОДИТЬ И БЕЗ МОЕГО ПРИЗЫВА НАРУШИТЬ СВОЙ ДОЛГ, – заметил Власов.

Так началась наша политика «МАЛЫХ ШАГОВ». ВЛАСОВ ОБЕЩАЛ ОБРАТИТЬСЯ к своим землякам в Красной армии – НА СВОЙ МАНЕР. Первая листовка появилась. Текст был СОСТАВЛЕН БОЯРСКИМ и дополнен Власовым. В нем было лишь осуждение Сталина и его клики. ПРИЗЫВА ПЕРЕХОДИТЬ К НЕМЦАМ НЕ БЫЛО.

А в итоге – десятки тысяч перебежчиков на всех участках фронта. Такого количества не было уже в течение месяцев! Поэтому от многих германских дивизий ВСКОРЕ СТАЛИ ПОСТУПАТЬ ТРЕБОВАНИЯ, что для большего успеха необходимо, чтобы к русским ОБРАЩАЛОСЬ НАЦИОНАЛЬНОЕ РУССКОЕ РУКОВОДСТВО ИЛИ ПРАВИТЕЛЬСТВО…»

 

Что потеряли и получили в результате этой акции Власов и Бериевская Стратегическая разведка!? Чтобы получить «большее» – надо жертвовать «меньшим».

Это один из принципов работы стратегических спецслужб.

Генералу Андрею Власову эта акция открыла путь в Берлин, в качестве агента Стратегического влияния Кремля в III Рейхе.

Да! В ходе осуществления этой акции немцы получили десятки тысяч перебежчиков. Но Стратегическая разведка сумела использовать и это в свою пользу.

В массу перебежчиков было заранее внедрено множество советских агентов.

Массовые переходы военнослужащих РККА на сторону немцев послужили прикрытием для заброски и последующего внедрения сотен советских агентов в Добровольческие структуры Восточных формирований Вермахта и СС.

Впоследствии, значительная часть этих советских агентов влилась в параллельные сетевые структуры, при помощи которых Власову и его соратникам удалось в 1943-44 годах переподчинить себе большую часть Добровольческих Восточных формирований Вермахта и СС.

Об активном применении этой методики для заброски советской агентуры в тыл к немцам свидетельствуют некоторые бывшие сотрудники НКВД и ГРУ, которые участвовали в обработке публикуемых материалов.

 

В книге «Власовщина РОА: Белые пятна» опубликован  полный текст «МЕМОРАНДУМА», который был составлен Власовым и Боярским после встречи с Хильгером, произошедшей 7-го августа 1942 года.

Этот «Меморандум» упоминает и Хильгер в своей служебной записке от 08.08.42.

Причем из «ЗАПИСКИ» Хильгера ясно видно, что Власов опять  начинает гнуть «свою линию», ради которой он был заброшен к немцам.

По мнению Власова и Боярского, чтобы добиться победы над Сталиным необходимо передать под их командование все  Русские воинские формирования Вермахта из военнопленных, создав для этого «Русский центр». При этом Власов опять «пудрит мозги» немцам, рассуждая о «будущем» Русском государстве, которое «в тесном союзе с Германией и ее вождями будет работать над созданием нового порядка в Европе».

Хильгер обалдел от такой наглости. Он пишет в «ЗАПИСКЕ» о том, что «Россия в течение ста лет являлась постоянной угрозой Германии», которая «не заинтересована в возрождении Русского государства на великорусской базе». Далее Хильгер сообщает о том, что «Советские офицеры возразили, что между самостоятельным Русским государством и колонией имеются еще различные другие решения, например, создание доминиона, протектората с временным или постоянным введением оккупационных войск».

 

Что же Власов и Боярский накатали в том «меморандуме», о котором упоминает Хильгер? Вот некоторые весьма интересные пункты из него:

 

«В проведении оперативных действий командирам частей мешают комиссары. В связи с этим имеются случаи сдачи в плен высшего командного состава.

Офицерский корпус Советской армии, особенно попавшие в плен офицеры… стоят перед вопросом: каким путем может быть свергнуто правительство Сталина и создана новая Россия?

Стоит вопрос: к кому именно примкнуть – к Германии, Англии или Соединенным Штатам. Однако вопрос будущности России не ясен. Это может привести к союзу с Соединенными Штатами и Англией, в случае если Германия не внесет ясность в этот вопрос.

Сталин, используя особенности России (бесконечные просторы, огромные потенциальные возможности) и патриотизм народа, поддерживаемый террором, никогда не отступит и не пойдет на компромисс. Он станет вести войну, пока не будут исчерпаны все силы и возможности.

На возможность внутреннего переворота при теперешних обстоятельствах рассчитывать не приходится.

Если принять во внимание население оккупированных областей и огромное количество военнопленных и учесть их враждебное отношение к правительству сталина, то можно допустить, что эти людские массы составят ядро внутренних сил… Эти силы в настоящее время не используются.

Исходя из вышеизложенного, мы передаем на ваше рассмотрение следующее предложение:

создать центр формирования русской армии и приступить к ее созданию».

 

Из этих строк ясно видно, что пугает немцев Власов переориентацией на Англию и США, невозможностью свергнуть режим Сталина без его (Власова) участия. И поэтому создать «ЦЕНТР ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ АРМИИ» и «приступить к ее созданию» реально только под командованием Власова. В общем, напролом прет Власов к поставленной цели.

 

Но все равно, такой продуманный, с далеко идущими целями «меморандум» за одну ночь не составить одному генералу и одному полковнику – это не пульку расписать. Здесь мы имеем дело, как говорится, с домашней заготовкой. Часть «меморандума» заготовлена в Берлине, а частьв Москве.

Хильгер вписал то, что ему было приказано вписать в Берлине, а Власов ввинтил то, что ему было задано в Москве.

Пропагандисткое Берлинское и прагматическое Московское в «меморандуме» счастливо соединилось в одно.

Это не сумасбродные прожекты майора Сахарова: «взять в свое подчинение воинскую часть из военнопленных Красной Армии и начать борьбу против советской власти».

Такой «МЕМОРАНДУМ» ОТКРЫВАЛ ВЛАСОВУ ПУТЬ В БЕРЛИН, куда немцы предложили выехать Власову в октябре 1942 года.

 

 

ВЛАСОВ В БЕРЛИНЕ. НАЧАЛО РАБОТЫ.

 

В конце августа 1942 года Штрик-Штрикфельд приехал в Берлин в так называемый «Штаб русских сотрудников Отдела ОКВ/ВПр», что находился на Викториаштрассе 10.

По сути дела – это был такой маленький «лагерь» (с облегченными условиями жизни) для русских военнопленных, согласившихся писать листовки по-русски. Именно сюда и привез Штрик-Штрикфельд из Винницы Власова.

 

Для понимания сложившихся «доверительных отношений» между генералом Власовым и капитаном Штрик-Штрикфельдом  ключевым моментом является следующий эпизод, описанный в книге «Против Сталина и Гитлера».

В нем крайне важны и показательны следующие слова Штрик-Штрикфельда, обращенные к Власову:

– «Андрей Андреевич! Если б я был не немцем, а англичанином,  вы и ваш штаб, вероятно, жили бы в одном из лучших отелей и выполнялись бы все ваши желания. Без сомнения, умные британцы выложили бы вам на стол не только виски и сигареты, а и чек для вашего Комитетас многозначной цифрой фунтов стерлингов. Будьте рады, что немцы столь порядочны, или столь глупы, что до сих пор всего этого не сделали».

 

Этими словами Штрик-Штрикфельд открыто дает Власову понять, что работает на СИС – английскую разведку, является ее агентом и представляет интересы «союзников»! Нет ничего удивительного и сверхестественного в совместной работе Бериевской Стратегической разведки и английской СИС против Гитлера. Ведь СССР и Великобритания были тогда союзниками и интересы их разведок на тот период 1942-43 годов во многом совпадали.

Если знать подноготную этого ключевого момента, то полностью становится понятным и объяснимым «загадочное поведение» Штрик-Штрикфельда, многих его соратников из «кружка» в ОКХ и подпольной антигитлеровской организации «Черная капелла».

 

По подсказке Власова именно Штрик-Штрикфельд первым заговорил о создании «Общерусского центра», а в перпективе и «Русского национального правительства».

 

Советской Стратегической разведке и лично Власову необходимо было спешить. По свидетельству все того же Штрик-Штрикфельда – от полковника Клауса фон Штауффенберга и других участников антигитлеровского заговора еще в августе 1942 года поступило предупреждение, что СС УЖЕ ПРИНЯЛСЯ КОМПЛЕКТОВАТЬ ЭСТОНСКИЕ И ЛАТЫШСКИЕ ЧАСТИ.

 

Именно тогда фон Штауффенберг произнес  следующие слова: – «Это значит, что надо спешить с нашим планом организации Общерусского центра. СС, несмотря на свою теорию об унтерменшах, без стеснения пойдет по пути использования людей. И если Гиммлер возьмется за Русское Освободительное Движение, он привлечет для СС и сотни тысяч русских. Тогда – горе нам и всему миру».

 

По просьбе Штрик-Штрикфельда полковник Алексис фон Ренне прозондировал в Штабе группы армий «Центр» вопрос о скорейшем создании «Русского Освободительного Комитета» во главе с генералом Власовым. Сделано это было при помощи Хеннинга фон Трескова и Рудольфа фон Герсдорфа – активных участников заговора против Гитлера и руководителей звена «Черной капеллы» на Восточном фронте.

Интересы Советской стратегической разведки, английской СИС и заговорщиков «Черной капеллы» на тот момент полностью совпали.

 

Поэтому Власов, используя Штрик-Штрикфельда и его связи в среде антигитлеровской оппозиции, сумел склонить немцев к созданию «ШТАБА ВЛАСОВА». Именно Штрик-Штрикфельд и Власов начали вместе совершать систематические поездки по гитлеровским лагерям для военнопленных и отбирать там себе сотрудников для работы в «Штабе».

 

В книге «Против Сталина и Гитлера» Штрик-Штрикфельд пишет: «Они, бывшие советские офицеры, должны были помогать немцам в толковании советских сообщений. Они должны были давать свое суждение о политических событиях в России и положении на фронте... составлять листовки, обращенные к солдатам Красной армии. Но слушать советские радиопередачи даже в отделе ОКВ/ВПр было разрешено лишь немецким офицерам.

Как же могли тогда наши русские сотрудники справиться со своими задачами? Ответ однозначен: НЕЛЕГАЛЬНО ПРИОБРЕСТИ РАДИОПРИЕМНИК И ТАЙНО ИМ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ».

 

Молодец, Штрик-Штрикфельд! Низкий вам поклон за такие откровения про Власова!

 

ТАК У ВЛАСОВА ПОЯВИЛСЯ СВОЙ РАДИОПРИЕМНИК.  А это значит, что при определенных усилиях УКАЗАНИЯ (ШИФРОВКИ) СТРАТЕГИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ МОЖНО БЫЛО ПОЛУЧАТЬ ПРЯМО ИЗ МОСКВЫ!

 

По свидетельству Штрик-Штрикфельда «самой значительной личностью» в окружении генерала Власова «был, несомненно, Мелентий Александрович Зыков», который «называл себя сотрудником центральных советских газет», но «разумеется, ЭТОГО МЫ НЕ МОГЛИ ПРОВЕРИТЬ».

 

Судя по всему Советская разведка внедрила этого человека в расчете на появившегося у немцев Власова. Зыков был «спящий» (законсервированный) агент, которого, как «идеолога» РОА и связника, впоследствии предоставили в распоряжение Власова. К сожалению, мы по-видимому никогда не узнаем настоящие имя и фамилию этого героя «невидимого фронта».

 

По словам самого Зыкова – он родился в Днепропетровске. Комиссар в Гражданскую. Потом стал журналистом. Работал в Средней Азии, а потом в редакции «Известий» с Бухариным. Был женат на дочери ленинского соратника, наркома просвещения Андрея Бубнова. Вслед за ним в 1937-­м был арестован.

Незадолго до войны его освободили и призвали в армию на должность батальонного комиссара (?!).

Эта «легенда» была явно рассчитана на немцев, которую Мелентий Зыков выложил им после того, как был «пленен» летом 1942 года под Батайском, находясь в должности комиссара стрелковой дивизии.

 

Мелентия Зыкова вполне справедливо можно назвать самым загадочным человеком в РОА.

Для точности: Зыков еврей, обрезанный по всем правилам иудаизма.

Как его характеризует Власов «человек с классической семитской внешностью».

С Власовым Зыков познакомился в Винницком лагере, где содержали советских офицеров, особо интересных для Германской разведки.

Оттуда Зыкова привезли в Берлин якобы по распоряжению самого Геббельса. У генерала Власова он редактировал две газеты, став позднее его главным идеологическим советником.

Находясь в течении 2-х лет в Берлине, Зыков всегда откровенно говорил и никогда не скрывал, что он – марксист и коммунист до мозга костей, якобы ненавидящий Сталина за тот «еврейский погром», который тот учинил в партии, правительстве и органах.

 

Что это? Сюрреализм или высший класс работы Советской разведки!?

 

Как уцелел в прифронтовой полосе еврей и комиссар – хотя вермахтовцы, согласно недвусмысленному приказу, стреляли на месте комиссаров независимо от национальности?

Потом два года по Берлину, как ни в чем не бывало, болтается мало того, что еврей, – субъект, громогласно именующий себя коммунистом. И никто его не трогает!

Причем Мелетий Зыков очень активно контактировал с высшими немецкими офицерами из подпольной антигитлеровской организации «Черная капелла», которые готовили покушение на Адольфа Гитлера.

За это он по-видимому и поплатился.

Остается загадкой, что случилось июньским днем 1944 года, когда в деревне Расндорф его вызвали к телефону. Мелентий Зыков вышел из дома, сел в машину и... исчез.

Согласно одной из версий, Зыкова похитили, а затем потихоньку пристукнули в Заксенхаузене опамятовавшиеся СС-овцы или гестаповцы, сообразившие что разгуливающий по Берлину еврей и коммунист – это вообще-то чертовски «некошерно».  

Известно, что после войны в 1945-46 гг. СМЕРШ весьма активно искал следы Зыкова.

7-я часть продолжение - в следующей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/22089.html 7-я ч.