?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

5-я часть  в предыдущей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21573.html 5-я ч.



ПУТЬ В БЕРЛИН.


Власову было необходимо любой ценой попасть в Берлин, чтобы выполнить задание.

 

По словам Штрик-Штрикфельда «Ренне мобилизовал Министерство иностранных дел» и в начале августа 1942 года в Виннице «появился бывший советник германского посольства в Москве Густав Хильгер».

Штрик-Штрикфельд был знаком с Хильгером с 1920 года, когда тот «руководил репатриацией из России немецких военнопленных», а Штрикфельд «работал в Международном Красном Кресте».

 

Хильгер был первым представителем высших эшелонов III Рейха, установившим контакт с генералом Власовым.

Густав Хильгер весьма загадочная и примечательная личность.

Достоверно известно, что он принимал активное участие в деятельности  антигитлеровской организации «Черная капелла».

Именно Хильгер был советником и единомышленником графа фон Шуленбурга – посла Германии в СССР в 1939-41 годах и активного участника «Черной капеллы». 

По свидетельству Анастаса Микояна, на одном из последних заседаний Политбюро ЦК перед 22 июня 1941 г., Сталин сообщил о том, что полпред Владимир Деканозов (человек Берия), находящийся в эти дни в Москве, встречался с германским послом графом Вернером фон Шуленбургом и его помощником Густавом Хильгером.

Необходимо особо указать, что Хильгер был «русским немцем» и в годы Гражданской войны воевал в Белой армии.

Шуленбург и Хильгер приняли мужественное решение предупредить руководство Кремля о готовящемся нападении Гитлера на СССР.

Для этого посол пригласил Деканозова «на завтрак» в свою загородную резиденцию.

Владимир Деканозов был поражен откровенностью посла. Но он побоялся отвечать ему такой же откровенностью. Поэтому, поведение и ответы Деканозова показались Шуленбургу и Хильгеру «удручающей тупостью».

 

В своей книге «Против Сталина и Гитлера» Штрик-Штрикфельд свидетельствует следующее:

«Взгляды Хильгера совпали и с «нашими» (причем под «мы» я здесь подразумеваю не только Гелена и Ренне с «клубом», но также и наших «союзников» в ОКХ), и со взглядами Власова. К сожалению, мы в ОКХ не знали, что и Густав Хильгер… располагавший колоссальным опытом, накопленным им за два десятка лет работы в России, не встретил никакого понимания у нацистских вождей.

По предложению Отдела пропаганды ОКВ, старший лейтенант Дюрксен (один из сотрудников Гроте) был командирован в ОКХ. Дюрксен родился в России… любил Россию, что я был рад узнать.

Он получил задание уговорить Власова подписать листовку, которую Гроте предполагал разбросать за линией фронта. Если бы эта листовка увеличила число перебежчиков, это было бы доказательством, что ОКХ и Отдел пропаганды ОКВ находятся на верном пути.

…Дюрксен ИЗЪЯВИЛ ГОТОВНОСТЬ ВЗЯТЬ ВЛАСОВА В БЕРЛИН И ПОМЕСТИТЬ ЕГО В НЕБОЛЬШОМ «ШТАБЕ», СОЗДАННОМ ИЗ ВОЕННОПЛЕННЫХ… в качестве СОВЕТНИКОВ ОКВ.

Тогда можно было бы снова заняться Власовым: ПУТЬ ДЛЯ НЕГО БУДЕТ РАСЧИЩЕН.

Ренне сказал мне, что следующим шагом вперед было ОСВОБОЖДЕНИЕ ИЗ ПЛЕНА РУССКИХ СОТРУДНИКОВ ЭТОГО «БЕРЛИНСКОГО ШТАБА»…

На этот счет он хотел сразу же ДОГОВОРИТЬСЯ с генерал-майором Штифом и полковником фон ШТАУФФЕНБЕРГОМ. Мне разрешалось информировать об этом Власова.

Ренне сразу понял: ВЛАСОВ ХОТЕЛ ОРГАНИЗОВАТЬ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ – не более, но и не менее.

Ренне упрашивал все же помочь ему. Этот явный успех в глазах высшего командования был бы очевиден из роста числа перебежчиков после власовского призыва к красноармейцам.

– Они БУДУТ ПЕРЕХОДИТЬ И БЕЗ МОЕГО ПРИЗЫВА НАРУШИТЬ СВОЙ ДОЛГ, – заметил Власов.

Так началась наша политика «МАЛЫХ ШАГОВ». ВЛАСОВ ОБЕЩАЛ ОБРАТИТЬСЯ к своим землякам в Красной армии – НА СВОЙ МАНЕР. Первая листовка появилась. Текст был СОСТАВЛЕН БОЯРСКИМ и дополнен Власовым. В нем было лишь осуждение Сталина и его клики. ПРИЗЫВА ПЕРЕХОДИТЬ К НЕМЦАМ НЕ БЫЛО.

А в итоге – десятки тысяч перебежчиков на всех участках фронта. Такого количества не было уже в течение месяцев! Поэтому от многих германских дивизий ВСКОРЕ СТАЛИ ПОСТУПАТЬ ТРЕБОВАНИЯ, что для большего успеха необходимо, чтобы к русским ОБРАЩАЛОСЬ НАЦИОНАЛЬНОЕ РУССКОЕ РУКОВОДСТВО ИЛИ ПРАВИТЕЛЬСТВО…»

 

Что потеряли и получили в результате этой акции Власов и Бериевская Стратегическая разведка!? Чтобы получить «большее» – надо жертвовать «меньшим».

Это один из принципов работы стратегических спецслужб.

Генералу Андрею Власову эта акция открыла путь в Берлин, в качестве агента Стратегического влияния Кремля в III Рейхе.

Да! В ходе осуществления этой акции немцы получили десятки тысяч перебежчиков. Но Стратегическая разведка сумела использовать и это в свою пользу.

В массу перебежчиков было заранее внедрено множество советских агентов.

Массовые переходы военнослужащих РККА на сторону немцев послужили прикрытием для заброски и последующего внедрения сотен советских агентов в Добровольческие структуры Восточных формирований Вермахта и СС.

Впоследствии, значительная часть этих советских агентов влилась в параллельные сетевые структуры, при помощи которых Власову и его соратникам удалось в 1943-44 годах переподчинить себе большую часть Добровольческих Восточных формирований Вермахта и СС.

Об активном применении этой методики для заброски советской агентуры в тыл к немцам свидетельствуют некоторые бывшие сотрудники НКВД и ГРУ, которые участвовали в обработке публикуемых материалов.

 

В книге «Власовщина РОА: Белые пятна» опубликован  полный текст «МЕМОРАНДУМА», который был составлен Власовым и Боярским после встречи с Хильгером, произошедшей 7-го августа 1942 года.

Этот «Меморандум» упоминает и Хильгер в своей служебной записке от 08.08.42.

Причем из «ЗАПИСКИ» Хильгера ясно видно, что Власов опять  начинает гнуть «свою линию», ради которой он был заброшен к немцам.

По мнению Власова и Боярского, чтобы добиться победы над Сталиным необходимо передать под их командование все  Русские воинские формирования Вермахта из военнопленных, создав для этого «Русский центр». При этом Власов опять «пудрит мозги» немцам, рассуждая о «будущем» Русском государстве, которое «в тесном союзе с Германией и ее вождями будет работать над созданием нового порядка в Европе».

Хильгер обалдел от такой наглости. Он пишет в «ЗАПИСКЕ» о том, что «Россия в течение ста лет являлась постоянной угрозой Германии», которая «не заинтересована в возрождении Русского государства на великорусской базе». Далее Хильгер сообщает о том, что «Советские офицеры возразили, что между самостоятельным Русским государством и колонией имеются еще различные другие решения, например, создание доминиона, протектората с временным или постоянным введением оккупационных войск».

 

Что же Власов и Боярский накатали в том «меморандуме», о котором упоминает Хильгер? Вот некоторые весьма интересные пункты из него:

 

«В проведении оперативных действий командирам частей мешают комиссары. В связи с этим имеются случаи сдачи в плен высшего командного состава.

Офицерский корпус Советской армии, особенно попавшие в плен офицеры… стоят перед вопросом: каким путем может быть свергнуто правительство Сталина и создана новая Россия?

Стоит вопрос: к кому именно примкнуть – к Германии, Англии или Соединенным Штатам. Однако вопрос будущности России не ясен. Это может привести к союзу с Соединенными Штатами и Англией, в случае если Германия не внесет ясность в этот вопрос.

Сталин, используя особенности России (бесконечные просторы, огромные потенциальные возможности) и патриотизм народа, поддерживаемый террором, никогда не отступит и не пойдет на компромисс. Он станет вести войну, пока не будут исчерпаны все силы и возможности.

На возможность внутреннего переворота при теперешних обстоятельствах рассчитывать не приходится.

Если принять во внимание население оккупированных областей и огромное количество военнопленных и учесть их враждебное отношение к правительству сталина, то можно допустить, что эти людские массы составят ядро внутренних сил… Эти силы в настоящее время не используются.

Исходя из вышеизложенного, мы передаем на ваше рассмотрение следующее предложение:

создать центр формирования русской армии и приступить к ее созданию».

 

Из этих строк ясно видно, что пугает немцев Власов переориентацией на Англию и США, невозможностью свергнуть режим Сталина без его (Власова) участия. И поэтому создать «ЦЕНТР ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ АРМИИ» и «приступить к ее созданию» реально только под командованием Власова. В общем, напролом прет Власов к поставленной цели.

 

Но все равно, такой продуманный, с далеко идущими целями «меморандум» за одну ночь не составить одному генералу и одному полковнику – это не пульку расписать. Здесь мы имеем дело, как говорится, с домашней заготовкой. Часть «меморандума» заготовлена в Берлине, а частьв Москве.

Хильгер вписал то, что ему было приказано вписать в Берлине, а Власов ввинтил то, что ему было задано в Москве.

Пропагандисткое Берлинское и прагматическое Московское в «меморандуме» счастливо соединилось в одно.

Это не сумасбродные прожекты майора Сахарова: «взять в свое подчинение воинскую часть из военнопленных Красной Армии и начать борьбу против советской власти».

Такой «МЕМОРАНДУМ» ОТКРЫВАЛ ВЛАСОВУ ПУТЬ В БЕРЛИН, куда немцы предложили выехать Власову в октябре 1942 года.

 

 

ВЛАСОВ В БЕРЛИНЕ. НАЧАЛО РАБОТЫ.

 

В конце августа 1942 года Штрик-Штрикфельд приехал в Берлин в так называемый «Штаб русских сотрудников Отдела ОКВ/ВПр», что находился на Викториаштрассе 10.

По сути дела – это был такой маленький «лагерь» (с облегченными условиями жизни) для русских военнопленных, согласившихся писать листовки по-русски. Именно сюда и привез Штрик-Штрикфельд из Винницы Власова.

 

Для понимания сложившихся «доверительных отношений» между генералом Власовым и капитаном Штрик-Штрикфельдом  ключевым моментом является следующий эпизод, описанный в книге «Против Сталина и Гитлера».

В нем крайне важны и показательны следующие слова Штрик-Штрикфельда, обращенные к Власову:

– «Андрей Андреевич! Если б я был не немцем, а англичанином,  вы и ваш штаб, вероятно, жили бы в одном из лучших отелей и выполнялись бы все ваши желания. Без сомнения, умные британцы выложили бы вам на стол не только виски и сигареты, а и чек для вашего Комитетас многозначной цифрой фунтов стерлингов. Будьте рады, что немцы столь порядочны, или столь глупы, что до сих пор всего этого не сделали».

 

Этими словами Штрик-Штрикфельд открыто дает Власову понять, что работает на СИС – английскую разведку, является ее агентом и представляет интересы «союзников»! Нет ничего удивительного и сверхестественного в совместной работе Бериевской Стратегической разведки и английской СИС против Гитлера. Ведь СССР и Великобритания были тогда союзниками и интересы их разведок на тот период 1942-43 годов во многом совпадали.

Если знать подноготную этого ключевого момента, то полностью становится понятным и объяснимым «загадочное поведение» Штрик-Штрикфельда, многих его соратников из «кружка» в ОКХ и подпольной антигитлеровской организации «Черная капелла».

 

По подсказке Власова именно Штрик-Штрикфельд первым заговорил о создании «Общерусского центра», а в перпективе и «Русского национального правительства».

 

Советской Стратегической разведке и лично Власову необходимо было спешить. По свидетельству все того же Штрик-Штрикфельда – от полковника Клауса фон Штауффенберга и других участников антигитлеровского заговора еще в августе 1942 года поступило предупреждение, что СС УЖЕ ПРИНЯЛСЯ КОМПЛЕКТОВАТЬ ЭСТОНСКИЕ И ЛАТЫШСКИЕ ЧАСТИ.

 

Именно тогда фон Штауффенберг произнес  следующие слова: – «Это значит, что надо спешить с нашим планом организации Общерусского центра. СС, несмотря на свою теорию об унтерменшах, без стеснения пойдет по пути использования людей. И если Гиммлер возьмется за Русское Освободительное Движение, он привлечет для СС и сотни тысяч русских. Тогда – горе нам и всему миру».

 

По просьбе Штрик-Штрикфельда полковник Алексис фон Ренне прозондировал в Штабе группы армий «Центр» вопрос о скорейшем создании «Русского Освободительного Комитета» во главе с генералом Власовым. Сделано это было при помощи Хеннинга фон Трескова и Рудольфа фон Герсдорфа – активных участников заговора против Гитлера и руководителей звена «Черной капеллы» на Восточном фронте.

Интересы Советской стратегической разведки, английской СИС и заговорщиков «Черной капеллы» на тот момент полностью совпали.

 

Поэтому Власов, используя Штрик-Штрикфельда и его связи в среде антигитлеровской оппозиции, сумел склонить немцев к созданию «ШТАБА ВЛАСОВА». Именно Штрик-Штрикфельд и Власов начали вместе совершать систематические поездки по гитлеровским лагерям для военнопленных и отбирать там себе сотрудников для работы в «Штабе».

 

В книге «Против Сталина и Гитлера» Штрик-Штрикфельд пишет: «Они, бывшие советские офицеры, должны были помогать немцам в толковании советских сообщений. Они должны были давать свое суждение о политических событиях в России и положении на фронте... составлять листовки, обращенные к солдатам Красной армии. Но слушать советские радиопередачи даже в отделе ОКВ/ВПр было разрешено лишь немецким офицерам.

Как же могли тогда наши русские сотрудники справиться со своими задачами? Ответ однозначен: НЕЛЕГАЛЬНО ПРИОБРЕСТИ РАДИОПРИЕМНИК И ТАЙНО ИМ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ».

 

Молодец, Штрик-Штрикфельд! Низкий вам поклон за такие откровения про Власова!

 

ТАК У ВЛАСОВА ПОЯВИЛСЯ СВОЙ РАДИОПРИЕМНИК.  А это значит, что при определенных усилиях УКАЗАНИЯ (ШИФРОВКИ) СТРАТЕГИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ МОЖНО БЫЛО ПОЛУЧАТЬ ПРЯМО ИЗ МОСКВЫ!

 

По свидетельству Штрик-Штрикфельда «самой значительной личностью» в окружении генерала Власова «был, несомненно, Мелентий Александрович Зыков», который «называл себя сотрудником центральных советских газет», но «разумеется, ЭТОГО МЫ НЕ МОГЛИ ПРОВЕРИТЬ».

 

Судя по всему Советская разведка внедрила этого человека в расчете на появившегося у немцев Власова. Зыков был «спящий» (законсервированный) агент, которого, как «идеолога» РОА и связника, впоследствии предоставили в распоряжение Власова. К сожалению, мы по-видимому никогда не узнаем настоящие имя и фамилию этого героя «невидимого фронта».

 

По словам самого Зыкова – он родился в Днепропетровске. Комиссар в Гражданскую. Потом стал журналистом. Работал в Средней Азии, а потом в редакции «Известий» с Бухариным. Был женат на дочери ленинского соратника, наркома просвещения Андрея Бубнова. Вслед за ним в 1937-­м был арестован.

Незадолго до войны его освободили и призвали в армию на должность батальонного комиссара (?!).

Эта «легенда» была явно рассчитана на немцев, которую Мелентий Зыков выложил им после того, как был «пленен» летом 1942 года под Батайском, находясь в должности комиссара стрелковой дивизии.

 

Мелентия Зыкова вполне справедливо можно назвать самым загадочным человеком в РОА.

Для точности: Зыков еврей, обрезанный по всем правилам иудаизма.

Как его характеризует Власов «человек с классической семитской внешностью».

С Власовым Зыков познакомился в Винницком лагере, где содержали советских офицеров, особо интересных для Германской разведки.

Оттуда Зыкова привезли в Берлин якобы по распоряжению самого Геббельса. У генерала Власова он редактировал две газеты, став позднее его главным идеологическим советником.

Находясь в течении 2-х лет в Берлине, Зыков всегда откровенно говорил и никогда не скрывал, что он – марксист и коммунист до мозга костей, якобы ненавидящий Сталина за тот «еврейский погром», который тот учинил в партии, правительстве и органах.

 

Что это? Сюрреализм или высший класс работы Советской разведки!?

 

Как уцелел в прифронтовой полосе еврей и комиссар – хотя вермахтовцы, согласно недвусмысленному приказу, стреляли на месте комиссаров независимо от национальности?

Потом два года по Берлину, как ни в чем не бывало, болтается мало того, что еврей, – субъект, громогласно именующий себя коммунистом. И никто его не трогает!

Причем Мелетий Зыков очень активно контактировал с высшими немецкими офицерами из подпольной антигитлеровской организации «Черная капелла», которые готовили покушение на Адольфа Гитлера.

За это он по-видимому и поплатился.

Остается загадкой, что случилось июньским днем 1944 года, когда в деревне Расндорф его вызвали к телефону. Мелентий Зыков вышел из дома, сел в машину и... исчез.

Согласно одной из версий, Зыкова похитили, а затем потихоньку пристукнули в Заксенхаузене опамятовавшиеся СС-овцы или гестаповцы, сообразившие что разгуливающий по Берлину еврей и коммунист – это вообще-то чертовски «некошерно».  

Известно, что после войны в 1945-46 гг. СМЕРШ весьма активно искал следы Зыкова.

7-я часть продолжение - в следующей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/22089.html 7-я ч.

Profile

lll22021918
lll22021918

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner