?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

4-я часть в предыдущей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21440.html 4-я ч.



Есть в протоколе допроса такое
убийственное резюме: «Власов указал… что он как командующий армией не был осведомлен об оперативной обстановке в большом масштабе… даже командующие армиями не знали о намерениях Верховного командования даже на соседних участках».

Короче, немцы сами признают, что ничего ценного, что бы послужило во вред Красной Армии и СССР в целом, Власов им не сообщил.

 

Стратегическая разведка сделала все, чтобы никаких военных тайн Власов выдать не мог, но при этом все бы выглядело совершенно искренне, правдоподобно и естественно.

Таким образом, началась решающая гроссмейстерская партия – результат многолетней кропотливой работы многих блестящих умов и выдающихся талантов.

 

Во второй половине июля Власов был доставлен в Винницу, где в это время находилась ставка Верховного командования Вермахта и помещен в лагерь для военнопленных.

 

В «Очерках к истории освободительного движения народов России» рассказывается, какой эффект произвело на немцев «пленение» Власова.

 

Там подробно изложен диалог полковника Генерального штаба Алексиса фон Рэнне с капитаном Николаем фон Гроте.

Вот некоторые его ключевые моменты:

«…Гроте был вызван по телефону из штаба Вермахта в Виннице. Он сразу же узнал голос, очевидно, очень сильно взволнованного …Ренне.

– Знаете, кого мы здесь имеем?

– Кого? – затаив дыхание и не веря своим ушам, переспросил Гроте. 

– Андрея Андреевича Власова, защитника Киева в 1941 году, главнокомандующего 20-й советской армией в зимних боях около Москвы

Ренне не нужно дальше продолжать! Власов! Его имя появлялось годами на страницах газет Красной армии и в правительственной печати. Власов, советник Чан Кайши, который, после успехов своей армейской группы при оброне Москвы, защитив ее от наступления с северного крыла немецкой армии, был награжден самим Сталиным и прославлен наравне с генералом Жуковым на страницах всей советской прессы…

Ренне продолжал: 

– Мы вам будем чрезвычайно благодарны и обязаны, если вы или кто-нибудь другой от вас срочно прибудет сюда… Из первых разговоров с Власовым мы выяснили, что он стоит в оппозиции к Сталину. Его переживания в связи с поражением на Волховском фронте оставили глубокий след. При известных условиях, возможно, он согласится выступить на нашей стороне, но лучше всего, если вы сами его ознакомите с обстоятельствами дела.

Гроте постарался сразу же связаться с Мартиным. Четыре раза он звонил в разные места и наконец нашел его. Мартин не терял слов и сразу же понял важность момента. Гроте предложил делегировать Дюрксена, на что получил согласие. Через короткое время избранный отбыл на военном самолете «Ю-52» для встречи с именитым пленным».

 

Майн Гот! Как здесь ждали Власова! Прямо заждались! И он, наконец-то, появился! Тот самый – советник Чан Кайши, знаменитый комдив 99-й, тот, чьи портреты рядом с великим Жуковым! Как вовремя он к нам пришел!

 

Про Бериевскую стратегическую разведку только и можно сказать, качая в восхищении головой – дебют партии был продуман и разыгран гроссмейстерки. Домашняя заготовка. Результат не менее чем 5-летней кропотливой работы многих блестящих умов и выдающихся аналитиков Советской разведки.

 

Но есть в этом деле еще один скрытый слой – «третье дно». Чтобы убедиться в этом достаточно внимательно проанализировать книгу Штрик-Штрикфельда «Против Сталина и Гитлера».

 

Именно Штрикфельд открытым текстом сообщает о том, что к 1942 году в структурах Штаба Главного командования Сухопутных сил (ОКХ) сложился подпольный «кружок» офицеров-единомышленников, оппозиционно настроенных к официальной политике Гитлера на Востоке, готовых действовать на свой страх и риск.

Полковник генштаба барон фон Ренне был активным членом этого «кружка». Впоследствии он был казнен после 20 июля 1944 года за участие в заговоре против Гитлера.

 

Вот список основных членов этого антигитлеровского «кружка» в ОКХ:

генералы фон Тресков, Вагнер, Рейнхард Гелен и Штиф, полковники фон Штауффенберг, фон Альтенштадт и Герре, подполковники Кламмрот и Шрадер.

 

Сейчас уже достоверно известно, что этот «кружок» был одной из многочисленных ветвей антигитлеровской организации «Черная капелла», существующей с 1938 года. Именно руководители и члены «Черной капеллы» были главными инициаторами нескольких неудавшихся заговоров и попыток покушения на Гитлера, начиная с т.н. «Заговора Гальдера».

 

Подпольный «кружок» в ОКХ объединял группу офицеров ориентирующихся на «союзников» – англо-американцев.

Исключение составлял фон Штауффенберг, придерживающийся национал-большевистских взглядов и «восточной» ориентации.

 

Штрик-Штрикфельд был активным участником этого «кружка» в ОКХ. Именно руководители «кружка», включая фон Ренне, сделали все возможное, чтобы Штрик-Штрикфельд стал главным «куратором» генерала Власова в немецком плену.

 

Но сначало следует рассказать о Вильфриде Карловиче Штрик-Штрикфельде. Это – поэма в прозе! Родился он в Российской Империи. В 1915 году ушел добровольцем в армию – естественно, Российскую Императорскую. Был произведен в офицеры. Воевал отлично. Удостоен нескольких боевых орденов. После революции участвовал в походе Юденича на Петроград. После поражения Белого движения уехал в Ригу. Работал по Мандату Международного Красного Креста и Нансеновской службы по оказанию помощи голодающим в России. В 1924-39 годах представлял совместные английские и германские предприятия. Именно в этот период Штрик-Штрикфельд был завербован и стал агентом СИСанглийской Секретной Разведывательной Службы, о чем он ясно дает понять в своей книге «Против Сталина и Гитлера».  В 1940 году (с ведома СИС) перебрался в Фатерланд. Через год, как переводчик и специалист по России, был зачислен в Германскую армию, где служил в 1941-45 годах при Штабе ОКХ. Поддерживал активные связи и контакты с руководством антигитлеровской оппозиции и участниками заговора против Фюрера. После 20 июля 1944 года сумел избежать разоблачения (как агента СИС), ареста и казни. После окончания войны проживал в ФРГ, где написал книги «Против Сталина и Гитлера» и «Генерал Власов и Русское Освободительное движение».

 

Доступ к генералу Власову в Винницком лагере Штрик-Штрикфельд сумел получить по протекции Николая фон Гротелатвийского немца и журналиста, сотрудника Отдела армейской пропаганды (ВПр).

 

В книге «Против Сталина и Гитлера» Штрик-Штрикфельд совершенно открыто сообщает следующие потрясающие факты:

«В мой первый визит у Власова… наш разговор о большой нужде, в которой живут простые русские люди по ту и по эту сторону фронта… сразу сблизил нас.

При следующем моем посещении генерала Власова Я ДОЛЖЕН БЫЛ МНОГО РАССКАЗЫВАТЬ ЕМУ О ГЕРМАНИИ. ЕГО ИНТЕРЕСОВАЛО ВСЕ. Но, прежде всего, ОН ХОТЕЛ ЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ГЕРМАНСКИХ ЦЕЛЯХ ВОЙНЫ. Надо сказать, ЧТО ЗНАЛ ОН УЖЕ ПОРАЗИТЕЛЬНО МНОГО.

Несмотря на колючую проволоку и охрану, ПОДПОЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ СРЕДИ ВОЕННОПЛЕННЫХ РАБОТАЛА НАДЕЖНО И БЫСТРО. Неправильное обращение с военнопленными СПОСОБСТВОВАЛО ЭФФЕКТИВНОСТИ ТАЙНОЙ СОВЕТСКОЙ ПРОПАГАНДЫ…»

 

Невероятно! Не Штрик-Штрикфельд вытягивает у Власова сведения. Наоборот! Власов вытягивает у того стратегически важную для его миссии информацию!

И помогает в этом Власову «подпольная информация», предоставленная Советским подпольем в Винницком лагере. Еще до начала внедрения «агента стратегического влияния» в лагере была создана и активно функционирует «группа поддержки» Власова.  Вот он высший суперкласс Советской разведки!

 

Штрик-Штрикфельд прямо называет фамилию представителя Советского подполья в Винницком лагере, который тут же с ходу становится правой рукой и главным консультантом Власова.

Вот, что свидетельствует Штрик-Штрикфельд:

«Власов выразил еще раз то, что я уже слышал от советских офицеров в лагере военнопленных, то есть свою готовность бороться против Сталина за свободную, независимую, национальную Россию.

НИКАКИХ АННЕКСИЙ, И НЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО КВИСЛИНГОВ МИЛОСТЬЮ ГИТЛЕРА.

Я просил генерала изложить свои мысли в письменной форме. МОМЕНТ был БЛАГОПРИЯТНЫЙ: начальник Генерального штаба гальдер ждал от гелена возможно более полной информации, исходящей из советских офицерских кругов… Таким образом, доклад пленного генерала мог попасть без промедления в руки начальника Генерального штаба.

При наших разговорах с Власовым иногда ПРИСУТСТВОВАЛ пленный же полковник ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ БОЯРСКИЙ: Власов ПРИГЛАШАЛ ЕГО ДЛЯ ВЫЯСНЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ВОПРОСОВ. Он был настроен резко антисталински, но и ОТКРЫТО ГОВОРИЛ, что он отнють НЕ ДРУГ НЕМЦАМ.

В СОСТАВЛЕНИИ ДОКЛАДА ВЛАСОВА ЭТОТ ПОЛИТИЧЕСКИ РАЗВИТЫЙ ОФИЦЕР СЫГРАЛ СУЩЕСТВЕННУЮ РОЛЬ.

Власов в своем ДОКЛАДЕ, на основе соображений, обсужденных в наших беседах, СОСТАВИЛ ОЧЕНЬ ЯСНЫЙ И КОНСТРУКТИВНЫЙ ПЛАН. Вместе с тем, он (Власов) заявил о своей готовности поставить себя в распоряжение своего народа в борьбе за свободу.

Набросок плана был хорош, но, увы, слишком многословен. Из моего опыта я уже знал, что «пруссакам» следует все давать в сжатом, сухом изложении.

Ренне еще прибавил, что, ИМЕЯ ДЕЛО С НАЦИСТАМИ, НАДО УЧЕСТЬ ИХ ТЩЕСЛАВИЕ И НАПРАВЛЕНИЕ ИХ ИНТЕРЕСОВ.

Вместе с ОБОИМИ РУССКИМИ ОФИЦЕРАМИ я сократил и переработал доклад. Хотя ВЛАСОВ и ОТНЕССЯ НАСМЕШЛИВО К ЭТОЙ РАБОТЕ, но он тотчас же уловил ее смысл.

Ренне полностью одобрил доклад… Он несколько раз беседовал с Власовым и сказал мне, что в случае совместной работы с русскими он ОТДАЛ БЫ ГЕНЕРАЛУ АНДРЕЮ АНДРЕЕВИЧУ ВЛАСОВУ ПРЕДПОЧТЕНИЕ ПЕРЕД ВСЕМИ ДРУГИМИ.

В то же время в Виннице содержался целый ряд старших русских офицеров, среди них полковник Шаповалов… убежденный антисталинец. Ему протежировали… Но он НЕ БЫЛ ЛИЧНОСТЬЮ, КАК ВЛАСОВ.

Я упоминаю Шаповалова потому, что я считал важным, чтобы ВО ГЛАВЕ РУССКОГО ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ СТОЯЛА СИЛЬНАЯ И НЕЗАВИСИМАЯ ЛИЧНОСТЬ. НЕОБОХОДИМЫМ УСЛОВИЕМ для успешного союза была готовность искренне сотрудничать с немецкой армией, НО НЕ СОГЛАШАТЬСЯ СЛЕДОВАТЬ НЕМЕЦКОЙ УКАЗКЕ.

ТОЛЬКО ВЛАСОВ ОБЛАДАЛ КАЧЕСТВАМИ, при которых и немецкие, и русские интересы были бы соблюдены.»  

 

Немцы, не подозревая того, сами следуют программе Бериевской Стратегической разведки, которой было необходимо поставить противника в такое положение, чтобы только в личности Власова он видел будущего вождя Русского Освободительного Движения (РОД).

 

Вот еще одно свидетельство Штрик-Штрикфельда:

«Мы сочли личным успехом Гелена (основавшего свои предложения на докладе Власова), что гитлер дал ОКХ полномочия на разработку и рассылку директив по оплате «хиви»… ОКХ мог взять в свои руки легализацию добровольцев и «хиви».

– Теперь это дело двинулось, – сказал мне Ренне, – и это вы можете передать Власову.

– И потом все эти добровольцы должны быть подчинены Власову, – позволили я себе заметить.

– А вот этого вы пока не должны ему говорить, – ответил Ренне тоном приказа…

Конечно, мне пришлось сказать Власову не больше того, что разрешил Ренне. Но ВЛАСОВ ТОТЧАС ЖЕ СДЕЛАЛ ЛОГИЧЕСКИЙ ВЫВОД:

– Если вы охватите всех так называемых добровольцев, – а вы говорили, что их сейчас 800 000 или даже целый МИЛЛИОН, – тогда СТОИТ ЛИШЬ ПЕРЕДАТЬ МНЕ 200-300 ТЫСЯЧ, и мы, вместе с Боярским. Гарантируем вам, что в несколько месяцев закончим для вас войну, то есть скорее для нас…»

 

Власов именно ради этого пришел к немцам. Понятное дело, он тут же при помощи Боярского «берет быка за рога». Для этого Власова и послали, чтобы именно он, и никто другой, возглавил Русскую Освободительную армию (РОА).

 

Примечательны также слова Штрик-Штрикфельда о том, что «КОМЕНДАНТОМ ЛАГЕРЯ БЫЛ ПОЖИЛОЙ НЕМЕЦ ИЗ США, великодушный и умный человек, созданный для того чтобы руководить английским лагерем», якобы поставленный на эту должность «по тупости бюрократов». Что весьма странно, Штрик-Штрикфельд не называет фамилии этого «немца» из США.

Но тут никакой «тупости» нет.

Лагерь был буквально наводнен в том числе и англо-американской агентурой. К тому времени в Винницком лагере (почти в открытую) действовало несколько параллельных структур советских, англо-американских и германских спецслужб. Последнюю большей частью представляли функционеры, близкие к структурам «Черной капеллы». 

Винница – одна из точек, в которой перехлестнулись стратегические интересы этих спецслужб.

Уже тогда любому толковому аналитику спецслужб было ясно – поражение Гитлера лишь вопрос времени. Поэтому, каждая из них стремилась по-своему использовать в своих целях генерала Власова и будущую РОА.

Просто Бериевской Стратегической разведке удалось тогда переиграть немцев и англо-американцев.

 

Как и ожидалось, оказавшемуся в плену Власову немецкое командование предложило возглавить борьбу русского народа против международного коммунизма. Власов согласился, но потребовал у немцев немедленно передать под его командование все Добровольческие формирования в Вермахте, а также создать «Русский комитет», который стал бы основой будущего русское правительства.

 

Это поставило немцев в тупик. Стремившийся выиграть время Власов прекрасно понимал, что Гитлер готовил для России судьбу немецкой колонии и слушать не хотел о сотрудничестве, да еще на равных началах. Это стояние на своих позициях продолжалось более двух лет.

 

В своих воззваниях и письмах Андрей Власов фактически открыто говорит, зачем и почему он оказался у немцев.


В Берлине он оказался потому, что в 1941-42 годах вовсю шло формирование Добровольческих частей из числа советских военнопленных в составе Вермахта, с лета 1942 г. с участием двух немецких генералов – Хельмига и Кестринга.

 

Что предпринимает Власов? А то, ради чего он сюда заброшен – с ходу пытается перехватить инициативу, взять в свои руки дела, связанные с советскими военнопленными, из которых командование Вермахта  сколачивает воинские части и уже бросает на Восточный фронт против Красной армии.

 

Документы свидетельствуют: «молодцы», которых обрабатывали эмиссары Вермахта, воевали против своих, что называется, не за страх, а за совесть.

Это про них шла молва у наших солдат, что они «хуже немцев».

По мнению генерала Гелена, который в 1941 году был полковником Генерального Штаба и начальником отдела «Фремде Хеере Ост», русские добровольческие боевые части вместе со вспомогательными войсками летом 1942 года насчитывали около 500 000 человек. Как говорится, «остполитик» в действии.


Еще ЛЕТОМ 1941 ГОДА фельдмаршал фон Бок подал рапорт главнокомандующему Сухопутными войсками Браухичу о создании Русской Осовободительной Армии. Вот кто «крестный отец» РОА.

Браухич сразу смекнул, в чем тут дело, и начертал резолюцию на рапорте: «СЧИТАЮ РЕШАЮЩИМ ДЛЯ СКОРЕЙШЕГО ОКОНЧАНИЯ ВОЙНЫ».

И фон Браухич был абсолютно прав!


Правда, против РОА и фон Бока уперлись Гитлер, Гиммлер, Борман и другие  высшие нацистские бонзы.

Прямым приказом Фюрера было запрещено создавать Восточные формирования крупнее батальона. Но ни фон Бока, ни фон Браухича и их единомышленников это не остановило.

Они начали создавать отдельные Восточные батальоны, реальная численность которых зачастую превышала полноценные полки и бригады. При этом в официальных документах численность этих формирований резко занижалась. То есть по названию – это были «Восточные батальоны». А по численностиполки и бригады.


6-я часть - продолжение - в следующей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21851.html 6-я ч.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
racner
Nov. 12th, 2009 11:38 pm (UTC)
Личность Власова спорная, русский герой или предатель?
Спасибо за ваш комментарий в моем дневнике в моём посту о 2-ой Мировой Войне (Великой Отечественной), где Генерал Власов(освободитель?) описывается мной, как надежда русских в то время.

http://racner.livejournal.com/8387.html?view=20931#t20931

Ваша версия заслуживает особого внимания и анализа. Возможно вы правы! А возможно нет. Я пока не вижу РЕАЛЬНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ данной теории. Но ознакомится с данной публикацией необходимо всем, кто интересуется данным вопросом.
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

lll22021918
lll22021918

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner