?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

3-я часть в предыдущей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21160.html 3-я ч.


ФАКТОР, КОТОРЫЙ МОГ СТАТЬ РЕШАЮЩИМ В ИСХОДЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

 

К 1942 году в плену у немцев оказались более 4 миллионов красноармейцев. Угроза переброски этого, не ждавшего милости от советской власти контингента на фронт или (что еще хуже) в тыл могла стать гибельной для Красной армии. Еще в октябре 1941 года, по данным НКВД, было арестовано 657 364 солдата, отступавших или отставших от своих подразделений. Из них 25 878 были расстреляны, причем более трети - перед строем. Тем не менее число военнопленных красноармейцев росло.

 

В начале января 1942 года Стратегическая разведка продолжила операцию по «подставе» спецслужбам III Рейха генерала Власова и группы других высокопоставленных агентов особого назначения.

 

При этом использовался богатый довоенный опыт по созданию легендированных антисоветских организаций (типа операций «Трест» и «Синдикат») для внедрения в политические и секретные структуры противника. Сталин дал свое согласие, после чего руководство этой стратегической операцией целиком перешло в ведение Бериевской стратегической разведки.

 

В секретных архивах НКВД-МГБ-КГБ, ВКП(б)-ЦК КПСС и Минобороны СССР наверняка сохранились некоторые документы, хотя бы косвенно подтверждающие факт проведения подобных крупномасштабных стратегических операций. Достаточно рассекретить и перетрясти эти архивы независимым военным историкам и энтузиастам.

 

Взять под контроль и нейтрализовать угрозу использования немцами на Восточном фронте против СССР сотен тысяч пленных красноармейцев и белоэмигрантов было решено сделать с помощью Власова и других агентов Стратегической разведки.


Сталин дал отмашку о начале операции по внедрению Власова, с целью попытаться перехватить руководство антисоветскими формированиями в рядах Вермахта, Абвера и СС.
 

Подобные операции обычно начинаются с создания соответствующих благоприятных условий. Для этого 8 января 1942 года на одном из участков Ленинградского фронта на немецкую сторону под видом парламентера перешел военинженер 1-го ранга некий Иван Иванович Иванов, в сопровождении двух капитанов. При встрече с уполномоченными командования Вермахтом и Абвером Иванов уведомил их о том, что в Ленинграде якобы существует группа высокопоставленных заговорщиков, в состав которой входят лица из числа командования войсками. Эта группа якобы готова на борьбу с коммунизмом.

 

Именно после этих событий Власов 11 февраля 1942 г. вызывается на совещание к Сталину. После его ухода Сталин сразу принял Берию, Маленкова, Молотова и Ворошилова.
Последний раз Власова вызвали к Сталину 8-го марта 1942 г. В совещании также принимали участие Берия, Маленков, Молотов, Шапошников, Василевский, Новиков и Голованов. Была принята директива за  №  17036. 

Ставка Верховного главнокомандования назначает генерал-лейтенанта Власова заместителем командующего войсками Волховского фронта, освободив его от обязанностей командующего 20-й армией. 

После этого 10 марта 1942 г. на Волховский фронт самолетом прибывает Власов
Причем вместе с Власовым на Волховский фронт отправляются Лаврентий Берия, Маленков, Ворошилов, Голованов, Руденко, Новиков. В те времена не со всяким генералом прибывали в Штаб фронта первые люди страны. Это был первый акт Геополитической тайной операции, задуманной Стратегической разведкой. 

Власов был назначен заместителем командующего Волховским фронтом не случайно. На первый взгляд - это несколько нелогичное, странное и непонятное перемещение. Но если учесть на какое «дело» готовила Власова Стратегическая разведка все становится понятным. Для создания РОА и ее использования против немцев (в германском тылу) генералу Власову крайне необходимо было получить и отшлифорвать именно опыт формирования, снабжения и управления крупными воинскими соединениями, в том числе и фронтового масштаба.


Все тыловые и фронтовые службы целого Волховского фронта были по масштабам сопоставимы с экономикой  небольшого государства. Зам. командующего фронтом – это вроде премьер-министра страны. А командующий – не менее чем президент. Именно после прохождения этой важнейшей практики Вла­сову было поручено возглавить находившуюся в безнадежном положении 2-­ю Удар­ную армию. Именно на этот заведомо обреченный участок и направили генерал-лейтенанта А.А. Власова.

 

Расчет делался на скорое пленение такого важного генерала немцами. С целью увеличения значимости Власова в глазах немцев он был назначен и заместителем командующего Волховским фронтом.

 

Фактически 2-я ударная армия уже не могла наступать и была обречена. Давление противника на фланги все усиливалось и усиливалось. Вскоре произошла катастрофа. Уже 19 марта 1942 года 2-я ударная оказалась наглухо запаянной в «котле». Немцы приступили к ее планомерному истреблению с воздуха и артиллерией. Все последующие события: временные (буквально на несколько часов) пробитые бреши к своим, групповые и одиночные прорывы из кольца окружения – были только агонией и конвульсиями погибающей армии.

 

Агония эта длится уже почти месяц, когда 16 апреля 1942 года приказом № 1604 Мерецков назначает Власова командующим, по сути дела, уже почти погибшей армии. Да и само назначение совершается каким-то престранным образом. В тот момент, когда 2-я ударная армия истекает кровью в котле, вдруг «заболевает» ее командующий генерал-лейтенант Клыков. А где же принцип: «Был тяжело болен, но поле боя не покинул»? Или это только для солдата? Для Ваньки-взводного?

 

Далее, Мерецков назначая Власова во 2-ю ударную армию, не освобождает его от должности заместителя командующего Волховским фронтом. Здесь мы сталкиваемся с тем, с чем уже сталкивались, – идет накачка значимости Власова, работа на его имя как военачальника фронтового масштаба. А болезнь Клыковалиповая! Он был прекрасным командующим. Снимать его, как несправившегося, не было оснований. И ему «нашли» болезнь, чтобы он освободил место для Власова.

 

Бериевская стратегическая разведка и лично Сталин отлично знали, в каком положении оказалась 2-я ударная армия. Приказ Мерецкова № 1604 (подписанный с ведома Сталина и Берия) для Андрея Власова прозвучал как «надеть парашют» и «приготовится к прыжку».

 

А вот последняя радиограмма Власова, отправленная из окруженной 2-й Ударной армии 23 июня 1942 года за № 115: «Нач. ГШКА. Начальнику штаба фронта. Бой на КП штаба армии отм. 43,3 (2804-Б). Помощь необходима. Власов».

Вообще-то этот текст больше похож на шифровку.
Кроме того, из всего этого можно сделать вывод, что Власов вызвал огонь на себя, как это делают все разведчики, когда их настигает погоня, и сообщил точные координаты местонахождения своего Командного пункта для нанесения удара Советской авиацией. Речь здесь не идет о самоубийстве. Генерал Власов был мужественный и отважный человек. Малодушие никак не могло быть мотивом сдачи его в плен.

 

В воспоминаниях Василевского А.М. есть такое странное место: «После того как кольцо окружения войск 2-й Ударной армии замкнулось… к волховчанам был направлен я, как представитель Ставки. За ходом этих боев непрерывно следил Верховный Главнокомандующий. Однако, несмотря на все принятые меры с привлечением партизан, специальных отрядов, парашютных групп и прочих мероприятий, изъять из кольца окружения Власова нам не удалось. И не удалось сделать прежде всего потому, что ЭТОГО НЕ ХОТЕЛ САМ ВЛАСОВ».

 

Про то, что «не хотел сам Власов» выходить из окружения – правда. Не для того Бериевская Стратегическая разведка внедряла Власова в разгромленную армию, безнадежно сидящую в «немецком капкане», чтобы он потом вернулся в Москву. Для этого хватило бы и «больного» Клыкова.

 

То же самое (только другими словами) подтверждает Штрик-Штрикфельд в своей книге «Против Сталина и Гитлера».

Вот эти слова: «Когда не осталось никаких сомнений в безвыходности положения в Волховском окружении, в расположение главной квартиры 2-й Ударной армии приземлилось несколько самолетов, чтобы вывезти генерала и его штаб. Власов отказался лететь: он хотел остаться со своими солдатами до конца, вместе с ними биться и погибнуть от руки врага. Мысль о самоубийстве была ему чужда. Когда почти все части его армии были уничтожены, Власов с небольшой боевой группой отошел в дебри заболоченных лесов.  Но вскоре погибла и эта группа, за исключением нескольких человек. Еще несколько недель Власов, без знаков различия на форменной одежде, скрывался в приволховских лесах, заходя по ночам в деревни и получая от крестьян немного хлеба. Но сельское население было тогда пассивно, а по отношению к скрывавшимся красноармейцам даже враждебно настроено, особенно если вблизи стояли немецкие части. Вечером 13 июля 1942 года Власов уснул в каком-то сарае, где был взят в плен сотрудниками штаба одной германской дивизии: видимо, о нем донесли крестьяне. Так Власов попал в плен».

 

Точные обстоятельства пленения Власова до сих пор неизвестны. По одной из версий ночью 11 июля 1942 года Власов в сопровождении санинструкторши и нескольких солдат вышли к старообрядческой деревне Сенная Кересть и укрылись в сарае. А ночью в сарай, где нашли пристанище окруженцы, ворвались... нет, не немцы! По сей день неизвестно, кем на самом деле были эти люди. Согласно одной из версий это были самодеятельные партизаны. По другой – в действительности это была оперативная группа, выполнявшая «втемную» задание Судоплатова по обеспечению «добровольного попадания в плен», т.е. надежной доставке агента влияния по нужному адресу. В ту же ночь генерал Андрей Власов и сопровождающие его бойцы были переданы этими «пронемецки настроенными» партизанами регулярным немецким войскам. Говорят, что перед этим генерала сильно избили. Заметьте – свои... Видимо, для закрепления легенды.

 

И еще важный штрих. Слова – «Не стреляйте! Я генерал Власов» – всеми почему-то прочитываются как трусость Андрея Андреевича. О трусости здесь и речи быть не может. Власов выполняет задание. Он знает, что в 1942 году неукоснительно действовал приказ Гитлера «О комиссарах», по которому каждый солдат Вермахта обязан был на месте пристреливать каждого комиссара. Для немецкого солдата и офицера каждый русский, «одетый в длинную блузу, которую обычно носят чины советского командования», – комиссар. Власов просто опасается, что при его «обнаружении» и «захвате» какой-то шальной немец просто бездарно пристрелит «большевистского комиссара» – и вся операция накроется.

  

13 июля 1942 года Андрей Власов ушел на задание к немцам. Там он должен был стать «агентом стратегического влияния» – лидером, знаменем, верховным правителем, вождем.  Генерал Власов «кончил отступать» и поднялся в атаку на «невидимом фронте». Своей дорогой в Берлин он пришел раньше чем Жуков, Рокоссовский, Конев и свершил там свой подвиг!

 

В поддержку операции внедрения Бериевской Стратегической разведкой был разработан ряд мер, направленных на обеспечение ее успеха.

В част­ности, была проведена операция, целью которой было убедить немцев в предательстве генерала. До АБВЕРА и СД, по имевшимся каналам, была доведена информация о том, что, по приказу Сталина, на «предателя» Власова охотится более 42 разведывательных и диверсионных групп общей численностью 1600 человек. Понятно, что в результате эти подчиненные Судоплатова не смогли достать генерала, но никто, как это было принято, за неисполнение приказа не пострадал.

 

Но это еще не все. Поразительные и «несуразные» вещи творятся в первый период нахождения Власова у немцев. Власов уже у них. Геббельсовская пропаганда по всем каналам раструбила об этом. На головы наших солдат сыплются с высоты листовки за подписью Власова, а Сталин и его окружение, включая Берию, молчат! У немцев Власов был уже 13 июля 1942 года. Есть даже фотография, на которой запечатлена беседа возле карты Власова с немецким генерал-полковником Линдеманом – командующим 18-й армией, в полосе которой был «взят» Андрей Андреевич. Эта и другие фотографии «плененного» Власова печатаются в открытых военных немецких изданиях. Однако только 5 октября 1942 года у нас издается приказ, по которому Власов был зачислен в «без вести пропавшие». И в таковом качестве он значился до 11 апреля 1943 года.

 

Какой смысл было так тянуть? В Берлине вовсю уже работал «Штаб Власова». А сам Власов открыто разъезжал по фронтам, выступал перед жителями оккупированных Советских областей, личным составом Восточных добровольческих частей Вермахта, вещал на радио, озвучивал свои «меморандумы» и «воззвания», рекрутировал по концлагерям военнопленных в РОА. И в то же самое время он числится у нас «без вести пропавшим».

 

Странного тут ничего нет! Было бы странным, если бы Сталин, Берия и Стратегическая разведка в первый же день нахождения Власова у немцев начали бы раскручивать его в Советских СМИ как «труса» и «предателя». Советской разведке надо было как раз изобразить «не верю». И чем дольше молчали Сталин, Берия, их окружение и советские СМИ, тем громче кричали о Власове немцы. Они кричали, а Советская сторона глухо молчала. Немцы кричали и им казалось, что они выковыривают у Советов какую-то страшную тайну. Немцы увязли в собственном крике, создавая Власова, делая то, что и было замыслено Стратегической разведкой – СИМВОЛ!

 

На этом «поразительные» и «несуразные» вещи во время нахождения Власова у немцев не закончились. Начальник Информационного отдела оперативного Штаба РККА генерал-майор Платонов передает Советским СМИ «разъяснение» о том, что «ни о каком уничтожении 2-й Ударной армии не может быть и речи». Части 2-й Ударной армии «планомерно отошли в назначенный им район». А также, что «Отвод частей происходил в обстановке непрекращающихя ожесточенных боев с наступавшими немецко-фашистскими частями», которые «понесли огромные потери в живой силе и технике». «По далеко не полным данным, в этих боях немцы потеряли только убитыми до 40 000 человек. Особенно большие потери в этих боях понесли 1, 126, 254, 285, 291 пехотные дивизии, полицейская дивизия СС и иностранные легионы «Нидерланды» и «Фландрия».

 

Зачем эта «липа»? К тому же не из отдела печати или пропаганды ГлавПура, а из самого Генштаба. Опровержение-разъяснение под фрагом Генштаба – не «липа», а реклама Власову. Все то же – «не верю» и изображение «страха» Советов перед Власовым, изображение страшной «тайны».

Это раззадоривание немцев на раскрутку Власова-Колумба, чью «Америку» – оккупированные территории СССРуже закрыть нельзя. Все то же накачивание имени Власова. Это игра Берия и Стратегической разведки, которым Власов нужен «там» не в образе разбитого вдребезги генерала, а в ореоле непобежденного Советского военачальника, случайно попавшего в плен.

 

«Опровержение» Стратегической разведки руками Генерального штаба РККА адресовалось не только немцам. Они в этом смысле уже были почти «готовы». Оно адресовывалось своим: военнопленным, находившимся в концлегерях, гражданам на оккупированных территориях – всем павшим духом, растерявшимся, опустившим руки, ПОШЕДШИМ В УСЛУЖЕНИЕ К ОККУПАНТАМ и готовым сотрудничать с ними (в той или иной форме)!

ЗАДАЧА БЫЛА: ЧТОБЫ ВСЕ ОНИ ПОШЛИ ЗА ВЛАСОВЫМ И НИ ЗА КЕМ БОЛЬШЕ. За героем и непобежденным русским генералом.  

 

Дальнейшие события официальная пропаганда преподнесла так – генерал-изменник А. Власов добровольно сдался в плен. Со всеми вытекающими отсюда последствиями...

 

15 июля 1942 года в штабе 18-й германской армии генерал-полковника Линдемана был учинен первый продолжительный допрос Власову. Протоколы допроса – о чем спрашивали его немецкие контрразведчики и что отвечал им «предатель» Власов – полностью опубликованы в книге «Власовщина РОА: белые пятна». Что же в них напредавал «предатель» Власов?

 

На первый вопрос о «Волховском фронте и 2-й Ударной армии» Власов дал немцам такие сведения, которые они давно знали и без него. Данные про состав разгромленной 2-й Ударной армии немцам могли бы дать тысячи пленных солдат и офицеров этой армии.

 

Что немцы узнали нового о причинах «неудачи отхода»?  Плохие дороги, плохая погода, плохо со снабжением – боже! Да это быт всех фронтов, а не военная тайна.

 

По вопросу об оценки  личностей генералов Мерецкова и Яковлева – не сведения, а какая-то сюрреалистическая зарисовка с элементами мистики, целиком списанная из плохих романов про пациентов психиатрии.

 

Слова Власова о том, что «Тимошено является способнейшим руководителеи Красной армии» - это откровенный и наглый обман. Власов дает понять немцам – следите за Тимошенко, который к тому времени находился на Южном фланге Советско-германского фронта. Из этого следует, что немцы в 1942 году должны решать все свои стратегические задачи на Юге, бросив туда все свои основные силы, уводя их подальше от Ленинграда и Москвы.

 

Самая большая тайна, видимо та, что БЕЗ КОМИССАРОВ БЫЛО БЫ ЛУЧШЕ. ГлавПур до последних дней своих так и не смог простить Власову разглашения этой сверхсекретной государственной и военной тайны.

 

Что касается т.н. «СТРАТЕГИЧЕСКИХ СЕКРЕТОВ» то ВЛАСОВ и тут «ГОНИТ» НЕМЦАМ ОТКРОВЕННУЮ ДЕЗУ.

 

Во-первых, из всех этих «власовских предательств» следует, что немцы должны сделать главный упор на юге, бросить все силы на Юг, уводя их от Ленинграда и Москвы.

 

Во-вторых, Власов сообщает о том, что в Баку находится единственный источник нефти Советов. Но на самом деле (помимо Баку) к тому времени мы нефть нашли и начали качать в нужных объемах в Татарии.

 

В-третьих, об открытии «Второго фронта» в Европе Власов сообщил, что это будет по-видимому в 1942 году. Тут он откровенно пугает немцев. Глядишь и снимут с Восточного фронта хоть пяток дивизий и перебросят их на Запад.

 

В-четвертых – о том, что «иностранного оружия в своей армии он вообще не видел». В этом немцы и без Власова могли убедиться, когда собирали трофеи разгромленной 2-й Ударной армии.

 

В-пятых – «Новые соединения РККА». Власов сообщил, что районы, где располагаются новые формирования находятся на Юге за Волгой. Хотя на самом деле эти районы находились в тот момент на Урале и Зауралье.

 

В-шестых – «Оборонная промышленность». Все эти сведения немцы могли и без Власова иметь из газет, советских специализированных журналов, учебников по географии и экономике.

Но при этом Власов не называет главную кузницу оружия, например, Танкоград – Челябинский танковый завод, гигант «Уралмаш». «Кузнецкая область», о которой говорит Власов действительно была полна угля но не более. Главные гиганты ВПК находились не там. Власов и тут, судя по протоколу, «пудрил мозги» бедным немцам.

 

В-седьмых – «Продовольственное положение». Власов сообщает, что в СССР «устойчивое» положение с продовольствием. Хотя на самом деле у нас на Урале в это время пухли и умирале от голода. От таких сведений враг должен впасть, по меньшей мере, в уныние.

5-я часть - продолжение -  в следующей записи:
http://lll22021918.livejournal.com/21573.html 5-я ч.

Profile

lll22021918
lll22021918

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner