March 5th, 2015

Сталинские палачи-рекордсмены, или чемпионы стрельбы в упор по неподвижной цели.

Оригинал взят у anton_klyushev в Сталинские палачи-рекордсмены

Сталинисты и советские патриоты незаслуженно умалчивают о ещё одном типе «стахановцев» – палачах НКВД. Среди них есть настоящие рекордсмены: генерал Василий Блохин лично расстрелял 20 тыс. человек, Пётр Магго – 10 тыс. Большинство из палачей умерли своей смертью, похоронены с почестями и до сих пор чтимы силовиками.



Говоря о сталинских репрессиях, чаще всего упоминают  только ГУЛАГ. Однако он был лишь частью репрессивной машины. Сотни тысяч людей до ГУЛАГа не доживали, заканчивая свой путь в расстрельных комнатах или полигонах. НКВД (позднее МГБ) отладили систему расстрелов, работавшую как машина.

Масштаб этой системы поражает. Так, на пике репрессий, в 1937 году было расстреляно 353.074 человека – т.е. почти по 1 тыс. в день. В 1938 году – 328.618. Далее число расстрелов резко уменьшилось (1939 год – 2552, 1940 – 1649, 1950 – 1609; примерно на таком уровне до смерти Сталина было ежегодное число людей, приговорённый к ВМН). Тем не менее, у расстрельных дел мастеров и в эти годы работы хватало – то надо было казнить десятки тысяч польских офицеров (Катынь, Калинин), то дезертиров во время ВОВ.

Collapse )

Археологи нашли дом, в котором, возможно, прошло детство Христа

Во время раскопок в Назарете под руководством британского археолога Кена Дарка был найден дом, в котором, возможно, прошли первые годы жизни Иисуса Христа

1

Дом, о котором идет речь, расположен под монастырем сестер Назарета — он был найден монахинями еще в 1880-х годах. В 1936-м раскопки посетил иезуитский монах Анри Сене, о чем после сделал и опубликовал рисунки, но широкого распространения его публикация не получила. В итоге специалисты занялись этим домом только в 2006 году. Монахини предоставили им полный доступ — как к самому месту, так и ко всем сделанным о нем записям.

Дом выстроен вплотную к стесанной скале, которая служит одной из его стен, и находится в довольно хорошем состоянии — сохранилась дверь и даже окна. Фотографии можно посмотреть здесь. Также рядом оказались гробницы и более поздняя византийская церковь. Найденные известняковые сосуды, кухонные горшки, веретено и другие предметы быта указывают на то, что в доме, скорее всего, жила иудейская семья.

Collapse )

В Белгороде открылся филиал движения "Новороссия". ВАЖНО!!!

Белгород

Оригинал взят у enna_iloff в ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?
Уважаемые земляки, белгородцы! 2 недели назад в очень удобном месте – центре города – открылся пункт по приему помощи для голодающих жителей Донбасса. Это бывшая улица Чернышевского, сейчас – ул. 50-летия Белгородской области (план-схема прилагается).
Люди, замечательные неравнодушные белгородцы, уже начали оказывать помощь. Но так как город у нас немаленький, в большинстве микрорайонов даже не знают об открытии пункта. Это официальный пункт со всей документацией, зарегистрированный как общественная организация.
Дорогие белгородцы, мне очень хочется о вас хорошо думать, и я уверена, что вы добрые и отзывчивые люди! Поезжайте туда, если есть сомнения, поговорите с волонтерами, которые сами отвозят целевую помощь в детские дома, социальные столовые, интернаты для хронических психически больных.
Collapse )

Убедительная просьба распространить эту информацию!

«Францию ждет более жестокая война, чем в Донбассе». Французский националист рассказал, почему воюет

Бойцы интернационального отряда при батальоне «Призрак»

На стороне ополчения в Донбассе все чаще можно встретить добровольцев из Европы. Один из них — французский националист Гийом Норманн, воевавший за батальон «Призрак», — рассказал «Газете.Ru», почему он поддерживает народные республики, как попал на Украину, где достал амуницию и оружие, а также вспомнил свой первый бой против украинской армии.

За столом в небольшом кафе в центре Донецка сидит молодой мужчина с бородой. Он невысок, его движения и мимика скупы. На его военном кителе одновременно нашивки батальона «Призрак», шутливый шеврон «Вежливые люди» и триколор Донецкой народной республики. Это Гийом Норманн, доброволец из Франции, который воюет за ополчение с середины лета прошлого года.

— Почему ты решил приехать в Донбасс и принять участие в боевых действиях?
— Я активист французского националистического движения. Большая часть националистов во Франции убеждена, что наше правительство страшно коррумпировано, а Европейский союз и НАТО тянут нас вниз и разрушают нашу страну. Поэтому для нас это естественно — поддержать Россию, Сирию, страны БРИКС, которые противостоят этим силам.

Collapse )

— Ты серьезно думаешь, что во Франции может быть гражданская война?
— Я уверен, что рано или поздно у нас начнется гражданская война. Гораздо более жестокая, чем в Донбассе. Здесь люди добрее, цивилизованнее, они не потеряли какое-то конструктивное начало. У нас же все будут воевать против всех. Кстати, ты в курсе, что более 1400 граждан Франции участвовали в гражданской войне в Сирии на стороне исламистов? И если у нас что-то такое начнется, обычные люди могут оказаться в своеобразных тисках: с одной стороны, правительство, которое бросит против активистов армию и полицию, а с другой — исламисты, которые захотят отобрать наши дома и землю. Так или иначе, нас еще ждут проблемы. Правительство не хочет, чтобы мы были свободными и имели свою точку зрения. Оно хочет, чтобы мы оставались рабами.

— А как ты думаешь, идеи, которые ты разделяешь, они когда-нибудь станут популярны во Франции?
— Они уже становятся популярными. Каждый второй француз думает примерно так же, как и я. На недавних выборах «Фронт Насьональ» получил 20%. Но дело не только в голосах. Многие из тех людей, которые по каким-то причинам голосовали за социалистов или коммунистов, согласны со мной по ключевым вопросам. Даже иммигранты уверены, что нас ждет гражданская война. Вообще французское общество разделено на множество маленьких враждебных лагерей — по политическому, социальному или этническому признаку. Это будет война всех со всеми. Сегодня Франция — очень нестабильное и агрессивное место. Парадокс, но я в Донецке себя чувствую в большей безопасности, чем на юге Парижа (смеется). Здесь люди, несмотря ни на что, помогают друг другу, здесь есть, не побоюсь этого слова, братство. Во Франции все это давно уже закончилось.

Collapse )