lll22021918 (lll22021918) wrote,
lll22021918
lll22021918

Categories:

В Храме Всех Святых на Соколе почтили память Белого генерала Михаила Гордеевича Дроздовского.

14 января 2018 г. руководители Белой гвардии "Добровльческого корпуса" и "Монархической партии" (из числа родственников и потомков участников Первой мировой войны и Белого движения) организовали в Храме Всех Святых на Соколе заупокойную панихиду по Белому генералу Михаилу Дроздовскому, вождям и воинам, павшим за Веру и Отечество в войнах 20-го века.



Акция памяти была приурочена 99-й годовщине гибели одного из основателей Белого движения, генерала Михаила Гордеевича Дроздовского.

По завершении панихиды, родственниками были возложены букеты цветов к символической надгробной плите героям Первой мировой войны и Белого движения. Это уникальное надгробие является составной частью Православного мемориала "Примирения народов, воевавших в Первой мировой и Гражданской войнах". Сей единственный в России и в мире Мемориал был воздвигнут, в период с 1990 по 1996 годы в ограде Храма Всех Святых на Соколе, по инициативе группы Православных ветеранов ВОВ, родственников и потомков участников Первой мировой и Гражданской войн.


На фото священник Храма Всех Святых иерей Алексей служит заупокойную панихиду по генералу М.Г. Дроздовскому и всем воинам, погибшим за Веру и Отечество:





Родственники и потомки возлагают цветы к надгробной плите героям Первой мировой войны и Белого движения:




Общий вид первого Православного мемориала "Примирения народов, воевавших в Первой мировой и Гражданской войнах", расположенного во дворе Храма Всех Святых на Соколе.


Одна из надгробных плит Мемориала со словами генерала А.А. Брусилова "Лучший памятник полководцу - память о его солдатах".

А ниже фотографии второго мемориала, созданного родственниками и потомками героев (в 300 метрах от Храма Всех Святых на Соколе) в сквере на улице Алабяна, который был разбит в советское время на месте кладбища "Арбатец", где хоронились жители села Всехсвятского и участники Крымской, Русско-турецкой, Русско-японской, Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн:




Мемориал в сквере на месте кладбища "Арбатец" - текст на первой надгробной плите: "Героям Брусиловского прорыва и воинам-инвалидам, погребенным в районе "Сокол". К 100-летию наступления войск Юго-Западного фронта в 1916 г., которым командовали генералы Алексей Брусилов, Владислав Клембовский, Алексей Каледин, Михаил Ханжин, Владимир Сахаров, Дмитрий Щербачев, Платон Лечицкий".


Мемориал на месте кладбища "Арбатец" - текст на второй плите: "Плита примирения и памяти Русских героев битвы за Севастополь, Плевну, Шипку, Порт-Артур, крепость Осовец и "Атаки мертвецов". Тут был некрополь "Арбатец" при Алексеевском, Александровском и Елизаветинском приютах, где погребены участники Крымской, Русско-Турецкой за свободу Болгарии, Русско-Японской, Первой мировой войн, Белого движения, юнкера, чины полиции, бойцы Красной армии и милиции, советские летчики, зенитчики и защитники Москвы".


Сохранившееся старинное надгробие в сквере "Арбатец" с прикрепленной информационной табличкой: "На этом месте был некрополь "Арбатец" для простонародья и инвалидов Крымской, Русско-турецкой, Русско-японской войн".

А это фотографии третьего мемориала (близ Храма Всех Святых на Соколе), расположенного в парке по Новопесчаной улице, который был разбит в советское время на месте Всероссийского военного Братского кладбища, где было погребено свыше 18 тысяч воинов, погибших в годы Первой мировой и Гражданской войн:


На фото сохранившийся памятник на могиле героя Первой мировой войны студента Сергея Шлихтера, погибшего летом 1916 г. на фронте под Барановичами. Рядом расположены пять мраморных надгробий, которые были в предыдущие годы восстановлены родственниками на месте упокоения их героических предков, погребенных на Братском кладбище.


Первое восстановленное родственниками мраморное надгробие на Братском кладбище с текстом: "Героям Первой мировой войны, погребенным на Братском кладбище. Священникам, юнкерам, вождям и воинам Белого движения, бойцам Советской армии и военспецам, солдатам, матросам, офицерам, генералам и адмиралам Русской армии и флота, погибшим в годы войн и террора 20-го века. Генералам П. Плеве, Г. Мансурадзе".


Второе восстановленное родственниками надгробие на Братском кладбище с текстом: "Плита примирения и памяти. Священник Петр Верховский, сестра милосердия Ольга Рауэр, юнкер женского батальона смерти Евгения Некрасова, рядовые Федор Путин, Петр Нарышкин, румын Марин Беренде, серб Светозар Мойч, мл. унтер-офицер Чешско-словацкой дружины Дмитрий Реген, прапорщики князь Илья Шаховской, бельгиец Владимир Уйтенховен, Сергей Постников, француз поручик Александр Бульон, военный журналист Сергей Мамонтов, капитан Николай Кавелин, полковник Фридрих Бредис, генералы Владимир Фолимонов из казаков, Иван Гогоберидзе, Яков Слащев-Крымский, чины Белой армии казак Игнат Басакин, Абдул Хатапов, венгр Густав Март, бойцы РККА Николай Иванов, Фриц Матус, Берта Мауче, царские министры МВД Алексей Хвостов, Николай Маклаков, сторож Братского кладбища Иван Вайс".


Третье восстановленное родственниками мраморное надгробие на Братском кладбище: "Сестры милосердия. 19 лет. Ольга Шишмарева 1896 - 28.03.1915. Вера Семенова 1897 - 23.08.1916. Погребены у могилы Шлихтера на участке Общественных деятелей".


Четвертое восстановленное родственниками мраморное надгробие на Братском кладбище: "Дочерям России, павшим в войнах ХХ века. Константинова Любовь Петровна 1895 - 15.03.1917. Сестра милосердия санитарного поезда. Скончалась от тифа в Могилеве-Подольском. Погребена у могилы Шлихтера на Братском некрополе. Плита восстановлена родственниками к 100-летию начала Первой мировой войны".


Пятое восстановленное родственниками надгробие на Братском кладбище: "Казакам и всем русским людям, погибшим в годы войн и репрессий ХХ-ХХI веков. Плита создана казаками. Посвящается сотнику Прянишникову В.И., погребенному 15.02.1915 на Братском кладбище".

Фото возложения цветов сотрудниками военного отдела посольства Франции к надгробной плите, где среди других фамилий, высечены имя и фамилия француза (из Эльзаса) поручика Александра Бульона, погребенного на Братском кладбище героев Первой мировой войны. С последующим возложением цветов к памятнику героям войны 1914-1918 годов, погребенным на Братском кладбище на Соколе:

















Мемориальные объекты, воздвигнутые с 1998 года на Братском кладбище героев Первой мировой войны, на территории парка по Новопесчаной улице, расположенного в 400 метрах от Храма Всех Святых на Соколе:





Михаил Дроздовский с добровольческим отрядом из 1000 человек прошел из Ясс до Ростова 1700 км, освободил его от большевиков, потом помог казакам отстоять Новочеркасск. Отряд Дроздовского участвовал в освобождени и Кубани, и Северного Кавказа. Дроздовского называли "крестоносцем распятой Родины". Вот его характеристика из книги Кравченко "Дроздовцы от Ясс до Галлиполи": "Нервный, худой, полковник Дроздовский был типом воина-аскета: он не пил, не курил и не обращал внимания на блага жизни; всегда - от Ясс и до самой смерти - в одном и том же поношенном френче, с потертой георгиевской ленточкой в петлице; он из скромности не носил самого ордена".



ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

Генерал-майор с 08.11.1918. Окончил Киевский Владимирский кадетский корпус (1899), Павловское военное училище (1901) и Николаевскую академию Генерального штаба (1908). Участник Русско-японской войны 1904-1905: офицер в 34-м Сибирском полку, в боях получил ранение, награжден боевыми знаками отличия. Участник Первой Мировой войны: офицер в штабе Юго-Западного фронта и штабе 27-го армейского корпуса (07.1914-09.1915); начальник штаба 64-й пехотной дивизии (09.1915-09.1916). Ранен. Лечение после ранения (09.1916-01.1917). Начальник штаба 15-й пехотной дивизии (01-04.1917); командир 60-го пехотного Замосцкого полка (04-11.1917); командир (начальник) 14-й пехотной дивизии с 11.1917. Не вступая в должность, уехал с фронта в Яссы, где генерал Щербачев формировал Добровольческий корпус для отправки на Дон.

В Белом движении: в конце декабря 1917 г. на Румынском фронте в Яссах начал формировать Первую (отдельную) бригаду русских добровольцев. Этот отряд численностью около 1000 бойцов (в основном офицеры) выступил из Ясс 26.02.1918 на Дон.

Пройдя из Румынии по югу Украины 1700 км, подошел к Ростову и после упорного боя с красными частями освободил город от власти большевиков 25.05.1918. Затем помог донским казакам удержать Новочеркасск, откуда выступил на объединение с Добровольческой армией, пополнив свой отряд за счет новых добровольцев (до 2000 бойцов). Прибыл 27.05.1918 в станицу Мечетинскую, где был встречен генералами Алексеевым и Деникиным (в Ставке Главнокомандующего Добровольческой армии после гибели Корнилова). Отряд Дроздовского был переформирован в 3-ю пехотную дивизию и участвовал во 2-м Кубанском походе, освободив Кубань и Северный Кавказ от большевиков. Командир 3-й пехотной дивизии (05.1918-01.01.1919). Ранен 31.10.1918 в бедро под Ставрополем. Скончался от раны 01.01.1919 в Ростове. С 17.01.1919 3-я пехотная дивизия стала именоваться "3-я генерала Дроздовского пехотная дивизия".

Дроздовский поход 11 марта - 7 мая 1918 года.


Переход Первой Отдельной бригады Русских добровольцев под командованием полковника Генерального штаба Дроздовского с Румынского фронта Первой мировой войны на Дон для соединения с Добровольческой армией генерала Корнилова. Поход стал одним из наиболее значительных (наряду с "Ледяным походом") эпизодов в истории первого этапа Белого движения на Юге России.

Зарождение добровольческого движения.

В ночь с 7 ноября на 8 ноября 1917 г. в результате вооруженного переворота в Петрограде было свергнуто Временное правительство. В Новочеркасске атаман Войска Донского генерал А.М. Каледин, получив телеграмму о вооруженном восстании в Петрограде, взял на себя всю полноту власти в Донской области и объявил на Дону военное положение.

15 ноября генерал М.В. Алексеев приступил в Новочеркасске к созданию добровольческого вооружённого формирования в качестве "организованной военной силы, которая могла бы противостоять надвигающейся анархии и немецко-большевистскому нашествию". С начала декабря к этой деятельности подключился прибывший на Дон генерал Корнилов.

7 января 1918 г. "Алексеевская организация" получила официальное наименование - Добровольческая армия.
Генерал Алексеев еще в ноябре наладил связь со штабом Румынского фронта. В результате там возникла идея создания добровольческого формирования для последующей его отправки на Дон. Генерал Корнилов также устанавливал свои собственные контакты с Румынским фронтом.

На Румынском фронте сложилась благоприятная обстановка для создания добровольческих антибольшевистских формирований. Революционная агитация в армии здесь была затруднена удаленностью от Петрограда и активным противодействием помощника главнокомандующего армиями фронта генерала Д.Г. Щербачева, который добился того, что фронтовой комитет 12 ноября 1917 г. принял решение о непризнании власти большевиков.

В Яссах находилось много офицеров, покинувших свои части. Сказались и действия румынских властей, которым при поддержке Антанты (в Яссах размещался штаб французского генерала Бертло) удалось подавить революционные мятежи в рядах румынских и русских войск. Это позволило генералу Щербачеву активизировать борьбу с большевистским влиянием в армии. В ночь на 18 декабря по его приказу войска заняли все штабы.

В середине ноября 1917 г. в Яссах, где располагался штаб фронта, была создана тайная офицерская организация. В неё вошли, в частности, Генерального штаба полковник Б.А. Палицын - русский военный агент в Румынии, капитан Н.В. Сахаров из Главного штаба, капитан Д.В. Бологовской и другие. Целью организации была борьба с большевиками "всеми средствами". В середине ноября 1917 г. офицерам фронта стало известно, что генерал Щербачев получил письмо от генерала Алексеева, в котором сообщалось о существовании "Алексеевской организации" и её планах. После этого началась запись добровольцев для отправки на Дон.

Создание добровольческих формирований.

Вначале работа по организации добровольцев велась хаотически и непрофессионально. Всё изменилось после вступления в организацию бывшего начальника 14-й пехотной дивизии Генерального штаба полковника М.Г. Дроздовского 25 декабря 1918 г. Дроздовский возглавил организацию и добился ее легализации под названием "Первая Бригада Русских Добровольцев". В одной из палат лазарета Евгениевской общины Красного Креста состоялось собрание офицеров, принявшее решение о создании бригады.

Генерал Деникин писал об этом впоследствии в своих мемуарах:

Храбрый, решительный, упорный человек, большой патриот, Дроздовский взялся лихорадочно за дело, и скоро в окрестностях Ясс (местечко Соколы) он начал собирать добровольцев, преимущественно офицеров, и накапливать военное имущество.

Какими оригинальными средствами приобреталось оно, об этом образно говорят участники: "...Добровольцы устраивали у дорог, вблизи путей следования удиравших с фронта частей, засады; неожиданно нападали на голову колонны и захватывали ехавших обыкновенно впереди начальников; затем быстро и решительно отбирали от всех оружие, увозили с собой необходимое имущество...". Никакого сопротивления солдаты при этом не оказывали. Таким путем отряд Дроздовского приобрёл оружие, артиллерию, техническое имущество и обоз.

По словам полковника Е.Э. Месснера (сослуживца и ближайшего помощника полковника Дроздовского по его службе в штабе 15-й пехотной дивизии) Дроздовский первоначально формировал 1-ю бригаду Русских добровольцев не для похода на Дон, а "для наведения порядка на Румынском фронте, для принуждения разболтанных дивизий к продолжению выполнения оборонной задачи. И лишь заключение Румынией мира освободило полковника Дроздовского от стояния на посту против германцев".

Первое время бригада Дроздовского существовала неофициально (штаб фронта просто закрывал глаза на ее деятельность), однако 24 января генерал Щербачев принял решение открыто санкционировать создание добровольческих частей. Командованием фронта было принято решение сформировать ещё две бригады - в Кишинёве (2-ю) и Болграде (3-ю). Однако, несмотря на настойчивые просьбы Дроздовского, Щербачев так и не отдал приказа по фронту офицерам явиться в Яссы. Между тем офицерство, зная о ведущихся формированиях, ждало такого приказа, исходящего от непосредственного командования, и в случаях, когда начальство проявляло такую инициативу, офицеры шли за ним - например, командир 2-го Балтийского морского полка полковник М.А. Жебрак-Русанович собрал в Измаиле всех своих офицеров и выступил на соединение с отрядом М.Г. Дроздовского.

В декабре 1917 года в Яссах в доме № 24 на улице Музилер был открыт пункт записи в бригаду, о создании которого Румынский фронт оповестили через объявления в газетах "Русское слово" и "Республиканец".

"Первая бригада Русских Добровольцев на Румынском Фронте
(воззвание к Русским войскам в Румынии)​.


Офицеры и солдаты!

Учредительное собрание разогнано. Грабежи и насилия большевиков кровавыми волнами заливают русскую землю. Армии не существует: она погибла на радость ликующему врагу. Отчаянное положение нашего отечества вызвало необходимость создания добровольческих войск. Приказом по Румынскому фронту № 1344 объявлено о сформировании ПЕРВОЙ ОТДЕЛЬНОЙ БРИГАДЫ РУССКИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Бригада принимает всех желающих, не считаясь с политическими взглядами, но при условии беспрекословного повиновения начальникам и соблюдения полной дисциплины. Бригада просит штабы, начальствующих лиц и всех офицеров выбрать в частях достойнейших из солдат. При их согласии на перевод в Первую Бригаду Русских Добровольцев необходимо сообщить их фамилии штабу фронта по адресу: Штарум, капитану Генерального Штаба Федорову. При возможности нужно посылать их прямо в Яссы, улица (Страда) Музелор, 24.

Офицеры и солдаты. Вы спешите домой, но там вам не будет ни отдыха, ни покоя. У порогов ваших домов братоубийственная война, внутри них - голод и слезы. Если вам дороги ваши родные очаги, ваши дети, матери, жены и сестры, если мысль о них сжимает ваше сердце - ваше место под знаменем добровольческих войск; хотите их защитить и спасти - идите к нам в ПЕРВУЮ ОТДЕЛЬНУЮ БРИГАДУ РУССКИХ ДОБРОВОЛЬЦЕВ.

Условия службы в Первой Бригаде Русских Добровольцев.​
1) В частях Бригады господствует абсолютная дисциплина, никаких комитетов не существует.

2) От поступающих требуется подписка в беспрекословном подчинении начальникам.

3) Содержание офицерам начинается с 200 рублей в месяц, при полном пищевом, вещевом довольствии, солдатам — от 25 рублей в месяц до 100 в зависимости от времени службы, поведения и звания.

4) Производство в чины, награды, ранения, пенсии засчитываются на общих основаниях с армией.

Запись добровольцев производится в Яссах, улица (страда) Музелор № 24. На станции Унгени специальный агент для пропуска прибывающих из России"
.

Противодействие румынских властей.

1 марта 1918 г. Румыния вступила в Бухаресте в переговоры с министрами иностранных дел Центральных держав о сепаратном мире, среди условий которого были передача Румынии территории Бессарабии, уже оккупированной румынскими войсками, и разоружение русских добровольцев. С этого времени румынские власти начали препятствовать формированию русских добровольческих частей.

Для ускорения пополнения бригады добровольцами, кроме самих Ясс, были открыты пункты вербовки в Кишинёве,Тирасполе, Одессе. Люди Дроздовского специально посещали вокзалы и кафе, заводили там разговоры с офицерами, массово приезжавшими с фронта, и рассказывали об организации. Дроздовский и сам часто участвовал в агитации среди потенциальных добровольцев (во время отсутствия Дроздовского в Яссах его замещал ближайший помощник - начальник штаба бригады полковник М. К. Войналович).

Выступления его, по словам очевидцев, выглядели примерно так - Дроздовский отрывисто говорил: "Никакие резолюции вам не помогут. Чего-то ждать, сложа руки - нелепо. Только организуясь, имея в руках оружие, вы сможете спасти себя и послужить России. Иначе вас ждет тюрьма, издевательства, пытки и бесславная смерть. Вспомните, вы - офицеры. Пробирайтесь в Яссы, идите в добровольцы...".

Для идейного сплочения добровольцев, невзирая на декларируемую внепартийность, Дроздовский организовал в бригаде "параллельную структуру" - тайную монархическую организацию. Внутри бригады велась вербовка в члены новой организации, а ее членам даже выдавались специальные карточки трёх степеней. В отряде такими карточками обзавелись около 90% бойцов.

Вербовка шла с трудом, очень часто в ответ на предложение дроздовцев офицерам присоединяться к ним следовал ответ: "Мы устали, мы воевали три года, поедем домой, отдохнём и... если у вас что-нибудь выйдет, то присоединимся".

Хотя на Румынском фронте находилось около 40 тысяч офицеров, в течение первых двух недель в отряд записались лишь 218 человек.

Поступавшие в бригаду офицеры группировались в общежитии лазарета Евгениевской общины, а затем партиями направлялись в Скынтею, где распределялись по родам войск. Конно-горная батарея капитана Б.Я. Колзакова стала первой частью, созданной Дроздовским. Затем последовали пулеметная команда, 1-я рота под командой подполковника В.А. Руммеля, 2-я рота капитана Л.И. Андреевского и легкая батарея полковника М.Н. Ползикова. Позднее на базе группы офицеров 8-го драгунского полка был организован кавалерийский эскадрон штабс-ротмистра Аникеева, гаубичный взвод подполковника А.К. Медведева и бронеотряд.

Лишь 6 февраля 1918 г. генерал Щербачев решился открыто поддержать создание добровольческих частей. Приказом по Румынскому фронту № 1344 объявлялось о формировании Отдельного корпуса русских добровольцев в составе штаба и трёх бригад. Командиром корпуса назначался командующий 9-й армией генерал-лейтенант Кельчевский, а начальником штаба - генерал-майор А.Н. Алексеев. Полковник Дроздовский назначался командиром 1-й (Скынтейской) бригады. К концу февраля 1918 г. в ней состояло около 900 бойцов. Началось развёртывание 2-й (Кишиневской) бригады, которую вначале возглавил генерал Асташов, а затем - генерал-лейтенант Ю.Ю. Белозор. К концу февраля 1918 г. в ней было около 800 бойцов. Планировалось создание 3-й бригады в Болграде. Часто бригада Дроздовского для пополнения боеприпасами, снаряжением и продовольствием вступала в стычки с пробольшевистскими частями. К 20 февраля в распоряжении Дроздовского было большое количество артиллерии и пулемётов, 15 бронемашин, легковые и грузовые автомобили, радиостанция и много другого имущества.

Когда начался Ледяной поход и Добровольческой армией был оставлен Дон, связь Алексеева и Корнилова со штабом Румынского фронта прервалась. Генералы Щербачев и Кельчевский, растерявшись, пошли на уступки румынам. Опасаясь рисковать, они решили, что в сложившейся крайне неблагоприятной международной и внутрироссийской ситуации дальнейшее существование добровольческой организации бессмысленно.

В феврале штабом фронта был отдан приказ, освобождавший добровольцев от подписок и распускавший добровольческие бригады. Однако полковник Дроздовский думал и действовал иначе. Он отказался подчиниться этому приказу. А офицеры Дроздовского решили последовать за своим командиром.

На фоне полной растерянности высших руководителей Дроздовский заявил, что от начатого дела не откажется и готов повести за собой всех, кто к нему присоединится. Это решение вызвало резкую негативную реакцию у командования фронтом. Мысль о походе из Румынии на Дон в таких тяжких условиях называли безумием и авантюрой. Лишь незадолго до ухода из Румынии генерал Щербачев изменил недоверчивое отношение и стал помогать полковнику Дроздовскому.

11 марта 1918 г. Дроздовский вышел в поход на Дон со своей бригадой и присоединившимися к ней офицерами бывшей бригады генерала Белозора (60 человек) и других частей. Отряд с боями пробился сквозь заслоны румынских войск, пытавшихся остановить и разоружить Дроздовцев.

Румынское правительство отдало распоряжение не выпускать бригаду Дроздовского с оружием. Румынские власти мотивировали это тем, что Украина заявила о своей независимости, заключила мир с Центральными державами, объявила нейтралитет и на проход вооруженного отряда по ее территории требуется специальное разрешение.

На это Дроздовский ответил, что "Разоружение добровольцев не будет столь безболезненно, как это кажется правительству" и что "при первых враждебных действиях город Яссы и королевский дворец могут быть жестоко обстреляны артиллерийским огнём".

Дважды, 8 и 11 марта, румынские войска пытались разоружить части 1-й бригады, направляя в Соколы пехоту с броневиками. Дроздовский в ответ лично проводил демонстрацию, выдвигая своих подчинённых на позиции. Наиболее тяжелое положение сложилось 11 марта после отъезда Дроздовского с утра в Яссы. Румынские части генерала Авереску попытались окружить лагерь дроздовцев в местечке Соколы, последние по приказу полковника М.К. Войналовича выступили навстречу в боевых цепях, угрожая подвергнуть артобстрелу Ясский дворец.

Выехавший в тот день в Яссы Дроздовский вез ультиматум румынскому королю (который передал через генерала Щербачева) о том, что добровольцы свое оружие не сдадут и требуют гарантий свободного пропуска до русской границы, с угрозой открыть артиллерийский огонь по Яссам и дворцу, если до 6 часов вечера румынские войска не уйдут. Применять оружие, однако, не пришлось - румыны отвели войска и подали Дроздовскому поезда для перевозки отряда в Кишинев.

Надежды на пополнение из состава Кишиневского гарнизона не оправдались. Здесь к отряду Дроздовского присоединилось всего несколько десятков офицеров из 2-й бригады добровольцев генерал-лейтенанта Ю.Ю. Белозора. Сам Белозор - в ответ на предложение Дроздовского ему, как старшему по званию, возглавить весь отряд - отказался, сославшись на приказ штаба фронта, освобождавший всех от взятых на себя обязательств, вдобавок призвав всех не доверять "безумному плану Дроздовского".

11-13 марта из Ясс в Кишинёв выступили шесть эшелонов отряда Дроздовского, а также автоколонна. На станции Перлица (Бельцкий уезд Бессарабской губернии) произошло очередное столкновение с румынскими частями, разрешившееся в пользу бригады Дроздовского. Румыны пытались захватить паровоз головного состава. 17 марта вся бригада сосредоточилась в Дубоссарах, на левом берегу Днестра, вне оккупационной зоны румын.

Отряд Дроздовского имел следующий состав: 667 офицеров (штаб-офицеров, кроме штабных, было всего 6 человек), 370 солдат, 14 врачей, священников и 12 медсестёр. Всего 1063 человека.

Переход.

"Дроздовский поход" от местечка Соколы до Новочеркасска длился 61 день. Для большей скорости передвижения вместо автомобилей и броневиков, с трудом передвигавшихся в непролазной грязи, пехота дроздовцев была посажена на телеги. 20 марта отряд выступил из Дубоссар. 28 марта переправился через Южный Буг у Александровки. 10 апреля перешёл Днепр у Бериславля. 16 апреля дроздовцы заняли Мелитополь. В районе Каховки и под Мелитополем Дроздовским практически без потерь были разбиты два советских отряда. 4 мая появились под Ростовом.

Все походники нашивали на рукава шевроны национальных цветов: белый, синий и красный. Отличившиеся в ходе боев за время похода награждались Георгиевскими крестами.

Дроздовский пресекал конфликты между своими подчинёнными: в отряде действовал суд чести, по решению которого однажды даже состоялась дуэль между чинами отряда.

На протяжении похода отряд пополнялся, однако приток добровольцев остался незначительным: в Каховке около 40 человек, Меритополь - около 70, Бердянск - 75, Таганрог - 50. Значительная группа офицеров из Одессы не выдвинулась навстречу дроздовцам, дезинформированная ложным известием о гибели отряда.

9 апреля к бригаде Дроздовского присоединился отряд полковника М.А. Жебрак-Русановича числом 130 человек из состава Отдельной Балтийской морской дивизии.

Полковник Жебрак-Русакевич принес Дроздовцам знамя Балтийской дивизии - морской Андреевский флаг с синим крестом. Андреевский флаг стал полковым знаменем офицерского Дроздовского стрелкового полка.

Отряду Дроздовского, проходившему в день 60-65 километров, удалось быстро пересечь территорию Украины. В условиях всеобщего хаоса тысяча штыков представляла собой серьезную силу. За время похода отряд пополнял свою материальную базу за счет складов, попадавшихся на пути. В Мелитополе удалось найти ботинки и сапоги, а из захваченного здесь материала - пошить новое обмундирование, так удивившее впоследствии бойцов Добровольческой армии на параде в Мечетинской во время присоединения к ним дроздовцев. В Мариуполе у красных войск удалось отбить лошадей, в Бердянске и Таганроге - пополнить свой арсенал оружия и боеприпасов, получить в свое распоряжение автомобили, бензин и даже два аэроплана.

Вести, доходившие до дроздовцев с Дона, становились все более тревожными. 14 апреля в отряд вернулся поручик Кудряшов, отправленный на разведку с целью выяснить положение на Дону и выйти на связь с генералом Корниловым. Поручик Кудряшов сообщил о том, что весь Дон в руках большевиков, а о генерале Корнилове ходят слухи, что он убит. Дроздовский сообщил о предполагаемой смерти генерала Корнилова лишь командирам частей, чтобы избежать резкого ухудшения психологической обстановки в бригаде. Он вел отряд вперед, руководствуясь верой и интуицией. Дроздовский оказался прав. После прохождения Бердянска участники похода получили и радостные новости. Добровольческая армия жива и продолжает боевые действия.

Завершения похода.

4 мая, обогнув с севера занятый немцами Таганрог, участники похода подошли к Ростову - столице Донской Советской Республики. Данные разведки Дроздовского указывали на стремление наступающей германской армии занять Ростов. Поэтому, стремясь добыть для Добровольческой армии и Дона военные запасы города, командир отряда решился на рискованную операцию против большого красного гарнизона, занимавшего к тому же хорошо укреплённую позицию. Силы большевиков составляли 12 тысяч красногвардейцев при шести батареях, отряды рабочих из предместий, а также военный корабль "Колхида", обстреливавший наступающих с реки.

В Пасхальную ночь (4 мая) конный дивизион дроздовцев с легкой батареей и броневиком (под командованием начальника штаба отряда полковника Войналовича) атаковал позиции большевиков, разбил их, взяв городской вокзал и привокзальные улицы. Под впечатлением внезапного разгрома большевики в панике покидают Ростов. Отряды Красной гвардии начали сдаваться в плен. Однако через час, видя отсутствие подкрепления у добровольцев, красные начали контратаку подавляющими силами. Войналович погиб первым, авангард Дроздовского начал отступать. Но после подхода основных сил дроздовцев большевики, преследуемые огнем артиллерии, оставили город и отошли на Нахичевань.
Во взятом отрядом Дроздовского Ростове, на территории городского вокзала была организована запись добровольцев. Уже ночью сюда прибыл и сам Дроздовский.

Однако, из Новочеркасска один за другим стали подходить красногвардейские эшелоны и бронепоезда, которые начали атаковать и обстреливать Ростов. Добровольцы контратаковали. Но подавляющая численность красных войск не позволили дроздовцам развить успех.

Со стороны красных в этом бою участвовало 28 тысяч бойцов: 39-я дивизия Кавказкого фронта, Латышская стрелковая бригада, шесть батарей полевой артиллерии, две гаубичные батареи, два бронепоезда, пароход "Колхида" и гвардейский флотский экипаж. После тяжёлого боя дроздовцы, потеряв около ста человек, оставили Ростов и отошли к Таганрогу.

В самый тяжёлый момент боя к Дроздовскому прискакали немецкие кавалеристы - офицеры германского уланского полка, подошедшего на рассвете к Ростову. Германцы предложили свою помощь. Дроздовский помощь германцев принять категорически отказался.

После отступления из Ростова Дроздовский отстранил от должности командира Сводно-стрелкового полка генерала Семенова за излишнюю жестокость к пленным красноармейцам и жителям населенных пунктов, через которые лежал путь Дроздовцев. На его место был назначен полковник М.А. Жебрак. Место погибшего начальника штаба полковника М.К. Войналовича занял полковник Г.Д. Лесли.

Полковник Н.Д. Невадовский свидетельствует, что ситуация командиру виделась безвыходной. Дроздовский был огорчён понесенными потерями и ничего не знал о месте дислокации и состоянии Добровольческой армии. Но в ночь с 5 на 6 мая Дроздовский получил в селении Крым сообщение от восставших донских казаков с просьбой о помощи. С прибытием гонцов от донских казаков Дроздовский узнал, что генерал Корнилов погиб под Екатеринодаром, а его армия, истощенная "Ледяным походом", подходит к границам Войска Донского.

Бой Дроздовского за Ростов отвлек большие силы красных от Новочеркасска. Этим воспользовалась Южная группа казачьего ополчения полковника С.В. Денисова, взявшая штурмом Новочеркасск. Однако красные перешли в наступление против казаков, собрав все свои силы в один мощный кулак. После двух суток непрерывного натиска большевикам удалось овладеть предместьями Новочеркасска. Казачье руководство осознало, что удержать Новочеркасск им не удастся. Их войска начали отступать. Дроздовский подоспел в самый критический для донцов момент боя. Его батарея открыла огонь во фланг наступавшей красной пехоте, а броневик походников врезался в самую гущу неприятельских резервов. Разворачивались боевые цепи дроздовцев. Казаки, обнаружив неожиданную подмогу, перешли в контратаку, разбили красных, преследуя их более 15 вёрст.

Решив судьбу сражения в пользу войск генерала Денисова, 7 мая дроздовцы вступили в Новочеркасск. В тот же день Дроздовский отправил донесение командующему Добровольческой армией генералу А.И. Деникину: "Отряд... прибыл в Ваше распоряжение... отряд утомлён непрерывным походом... но в случае необходимости готов к бою сейчас. Ожидаю приказаний".

Тогда же Дроздовский издал приказ по отряду, в котором говорил своим добровольцам: "Пусть же послужит... нам примером, что только смелость и твёрдая воля творят большие дела, и что только непреклонное решение даёт успех и победу... Ещё много и много испытаний, лишений и борьбы предстоит нам впереди, но в сознании уже исполненного большого дела с великой радостью в сердце приветствую я вас, доблестные добровольцы, с окончанием вашего исторического похода".

В Новочеркасске в отряд Дроздовского ежедневно стало записываться так много добровольцев, что через 10 дней Офицерский полк развернулся из одного батальона в три. А общая численность отряда возросла до 3 тысяч человек.

Приказом генерала Деникина № 288 от 25 мая 1918 года Бригада Русских добровольцев полковника Дроздовского была включена в состав Добровольческой армии. Одним из условий вхождения дроздовцев в ее состав стала гарантия личной несменяемости в должности их командира. В июне 1918 г. отряд был развернут в 3-ю пехотную дивизию. А ее командиром стал сам Дроздовский.

Отряд Дроздовского на 70% состоял из офицеров-фронтовиков. В результате присоединения дроздовцев Добровольческая армия почти удвоилась численно, значительно пополнилась и материальная часть.

Иллюстрацией осознания руководством Добрармии значимости присоединения к ней дроздовцев служат слова, сказанные генералом Алексеевым во время парада в Мечетинской. Сняв кубанку и поклонившись дроздовцам, он сказал:

"Мы были одни, но далеко в Румынии, в Яссах, билось сердце полковника Дроздовского, бились сердца пришедших с ним нам на помощь. Спасибо вам, рыцари духа, пришедшие издалека, чтобы влить в нас новые силы... Примите от меня, старого солдата, мой низкий поклон".

Основатели Добровольческой армии рассчитывали на десяток таких отрядов, какой привёл Дроздовский. Однако этот поход так и остался одним из уникальных событий за историю Гражданской войны.

Tags: Белое дело, Братское кладбище, Брусилов, Гражданская война, Добровольческий корпус, Дроздовский, ИСТОРИЯ, История, Константинова Л.П., Память, арбатец, архитектура, белая армия, белая гвардия, белое движение, белое дело, братское кладбище, бульон александр, важное, великая война, вечная память, всехсвятское кладбище, гражданская война, добровольческий корпус, доска, дроздовцы, захоронения, история, история россии, кладбище арбатец, крымская война, мемориал на соколе, мемориал примирения, мемориал примирения народов, мероприятие, метро сокол, могила шлихтера, общественный совет, общество, осовец, памятник, памятники, память, панихида, патриотизм, первая мировая, первая мировая война, плеве, плита белым генералам, последние солдаты империи, прянишников, русско-японская война, священники, сестры милосердия, слащев, сокол, старинные надгробия, сёстры милосердия, ул. алабяна, фото, фотографии, фридрих бредис, храм всех святых, церковь, шишмарева, шлихтер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments